Россия вспомнила жертв череды страшных терактов

09 Сентября 2019 06:59
4
0
0
Россия вспомнила жертв череды страшных терактов

Автор: Дмитрий Киселёв

В Беслане и по всей России с болью и горечью вспоминали о событиях 15-летней давности. 1 сентября 2004 года вооруженные до зубов террористы захватили здание городской школы №1, где проходила праздничная линейка. В заложники взяли 1128 человек — детей, родителей и учителей. Три дня кошмара. Большую часть заложников удалось спасти, но в итоге жуткого теракта погибли 333 человека, из которых более половины — 186 — дети. Беслан — до сих пор- незаживающая рана для всей России. В Северной Осетии был объявлен трехдневный траур.

Вообще, если уж вспоминать, то Россия на рубеже веков жила совершенно иначе, чем сейчас. Теракты то здесь, то там сотрясали страну и держали людей кого в страхе, а кого, как минимум, в напряжении. Недавно мы вспоминали и другие теракты того времени — 15 лет со дня с начала серии взрыва домов: 4 сентября — Буйнакск, 8-го и 13 сентября — Москва, 16 сентября — Волгодонск. Более 300 погибших. Под тысячу раненых.

Тогда же, в 1999-м, Владимир Путин, еще и месяц не проработавший на посту премьер-министра, произносит историческую фразу: «Мы будем преследовать террористов везде. В туалете поймаем, мы и в сортире их замочим в конце концов».

«Поймали» и «замочили» практически всех участников и организаторов кровавых терактов. Те же, кого взяли живьем, до сих пор пожизненно в тюрьмах.

Автор: Дмитрий Петров

Сентябрь 1999-го. Какой-то черный морок. Череда страшных терактов. Каждый день — новая беда. 4-го — взрыв в Буйнакске. На территории бывшего военного городка приведено в действие мощное взрывное устройство. Оно находилось в кузове грузовика. Разрушены два подъезда пятиэтажного дома. Под руинами оказались более 30 семей. 64 погибших. Почти 200 человек получили ранения.

С 8-го на 9 сентября ровно в полночь взорван жилой дом на улице Гурьянова в Москве. Жертвами стали 100 человек. Пострадавших — 690. Взрывчатка была заложена в подвале панельной девятиэтажки. Два подъезда сложились и погребли под завалами жильцов.

13 сентября рано утром взорван дом на Каширском шоссе. Погибших — 124. Здание полностью разрушено. В Москве объявлен траур. Но вместе со столицей скорбит вся страна. Беда объединяет. Россияне выходят патрулировать улицы своих городов, чтобы защитить себя и свои семьи от новых атак террористов.

Но утро 16 сентября приносит еще одну трагическую весть. Еще один удар. На этот раз в Волгодонске. Снова грузовик со взрывчаткой. 19 погибших, раненных — больше тысячи.

Оперативники и следователи ФСБ к тому моменту уже вышли на след организаторов и исполнителей.

«В первые несколько дней нам уже были известны маршрут автомобиля, на котором взрывчатые вещества были доставлены в Москву, места складирования, места хранения, места распределения, состав участников доставки. Это была целая операция со стороны этих злодеев по сопровождению двадцати тонн взрывчатых веществ в Москву», — рассказал ветеран ФСБ Игорь Сарафанников.

Игорь Сарафанников стал одним из тех, кто в 1999-м смог вычислить, вскрыть, а впоследствии и обезвредить террористическую сеть. Работали вместе с Андреем Моногаровым. Всего на усиление из самых разных регионов страны в центральный аппарат были командированы более 100 офицеров.

Тогда, в доцифровую эпоху, им удалось сделать, кажется, невозможное. Сутками они изучали данные биллинга сотовых компаний, вручную перебирая кипы бумаг. Ну, и, конечно, они отдают должное бдительности россиян. Благодаря им 13 сентября удалось предотвратить еще шесть подобных терактов на юге столицы.

«Нас проинформировали по поводу склада, куда привезли взрывчатые вещества. Террористы взяли в аренду подвальное помещение, куда привезли с Кавказа около 20 тонн взрывчатых веществ,. А Борисовские пруды мы уже потом просчитали чисто оперативным путем», — вспоминает ветеран ФСБ Андрей Монагоров.

«Благодаря гражданской позиции наших соотечественников, которые, увидев то, что произошло в Москве, узнав о гибели такого количества людей, проявили определенную бдительность, и от них поступили первые сведения о том, что Мухит Лайпанов засветился в Москве», — сказал Игорь Сарафанников.

Взрывчатка, найденная и обезвреженная на Борисовских прудах, а это 4 тонны, по составу была полностью схожа с той, что использовалась для взрывов на улице Гурьянова и на Каширском шоссе. Значит, действовала одна группа. А под фамилией Лайпанова скрывался Ачимез Гочияев, один из лидеров карачаевских ваххабитов.

Два месяца его держали под стражей, а потом зачем-то отпустили под подписку о невыезде. Он сразу же ударился в бега. Задание организовать взрывы домов по всей России Гочияев получил от арабских наемников Хаттаба и Абу Умара еще в июле 1999-го, то есть до нападения боевиков на Дагестан и ответной операции федеральных сил. На финансирование терактов пошло около 500 тысяч долларов.

В августе 1999-го Гочияев находился в Москве. Выбирал цели для нападения. Все — в южном округе столицы, где он раньше жил и работал и который был ему хорошо известен. А взрывчатку изготовили на мельнице под Урус-Мартаном. Ее упаковали в мешки из-под сахара и отправили в Кисловодск. За этот этап отвечали Юсуф Крымшамхалов и Адам Деккушев.

«КамАЗ» со взрывчаткой несколько дней стоял на складе, который принадлежал дяде Крымшамхалова. В конце августа Гочияев позвонил из Москвы и сказал, что все готово. Террористы наняли фуру с двумя водителями, которые не знали об истинной цели рейса, загрузили в нее 6 тонн взрывчатки, замаскировали мешками с настоящим сахаром и отправили с сопровождением в Москву.

В столице Гочияев по поддельному паспорту на имя Лайпанова арендовал для складирования четыре помещения. Действовали впятером — вместе с Гочияевым Абаев, Сайтаков, Цокиев и один из братьев Батчаевых. На всех четырех закладках было выставлено одно и то же время — утро 13 сентября. Но на Гурьянова часовой механизм сработал раньше.

Взрыв в Волгодонске подготовили Деккушев, Крымшамхалов и второй из братьев Батчаевых. Для подрыва они использовали взрывчатку, которая хранилась в пригороде Кисловодска, в поселке Мирный, у родственницы Крымшамхалова.

После совершения терактов все участники скрылись на территории Чечни, где потом воевали против федеральных сил и готовили новые теракты в городах России.

Все это время на Северном Кавказе работали следователи ФСБ. Собирали сведения, выявляли подпольную сеть. Ежедневно рисковали жизнями — на них самих была объявлена настоящая охота.

«Приходилось в некоторые моменты переходить практически на нелегальное положение, поскольку наши действия мешали тем иностранным эмиссарам, которым выгодно было разжигание нестабильности, страха для совершения своих этих преступных замыслов. Были моменты, когда нас готовы были ликвидировать», — отметил Сарафанников.

Но получилось наоборот — основные силы исламистов на территории Чечни были разбиты. Правда, Гочияев сбежал заграницу, и его следы затерялись на Ближнем Востоке. Деккушев и Крымшамхалов ушли через горы в Грузию. Грузинские спецслужбы помогли тогда задержать боевиков. Деккушева и Крымшамхалова экстрадировали в Россию, где они и стали основными обвиняемыми по делам о взрывах в Москве и Волгодонске.

Обычно разговорчивый Крымшамхалов на этот раз в интервью нам отказал. Мотивировал тем, что не хочет больше травмировать маму и родственников, которые очень переживают каждый раз, когда его показывают по телевизору. Террорист и бандит, на руках которого кровь сотен человек, переживает за свою маму.

Деккушев, наоборот, после многолетнего молчания снова заговорил. Вот он в колонии для пожизненно осужденных в Соликамске. Рассказывает, как присоединился к боевикам в Чечне, как воевал против федералов, как готовил взрывы.

«Я понимал, что если делать теракты где-то в армии, в ФСБ, в милиции, прокуратуре, что бы как бы делать им угрозу. Я это тоже принял для себя и согласился в этом участвовать. В Волгодонске я, бывал. Там есть атомная электростанция. Там есть и водохранилище. Перед водохранилищем есть мост. Взорвать мост, показать угрозу, что можно плотину взорвать, атомную электростанцию. И я согласился взорвать мост», — вспоминает боевик.

Но взорвался жилой дом. Погибли люди. Так получилось. Деккушев заявляет, что он ни при чем. Он ни о чем не сожалеет. У Адама Деккушева 16 уголовных статей и пожизненное лишение свободы. Но своей вины он не признает и ни в чем не раскаивается. А ведь будут еще новые суды — по старым его делам. А значит, будут новые приговоры и новые сроки. То есть из «Белого лебедя» до конца своих дней он не выйдет.

Наказание неотвратимо. По Буйнакску. Омаров уничтожен, еще трое сели на пожизненное. Остальные четверо получили различные сроки заключения. По Москве и Волгодонску проходили 18 человек. 10 из них, в том числе Хаттаб и Абу Умар, уничтожены. Двое получили пожизненные сроки. Из организаторов и исполнителей тех взрывов только двое пока остаются на свободе — Ачимез Гочияев и Хасан Абаев — он в бегах. Но и их рано или поздно поймают.

Впрочем, есть в этой истории еще один нюанс. В руках у Деккушева – моя расписка в том, что в своем репортаже я не собираюсь порочить его родных и близких, а также мусульман России. Да, даже те, кто приговорен к высшей мере, имеют право на защиту. И они этим пользуются. Беспрестанно пишут жалобы прокурорам, в Европейский суд по правам человека.

Сразу же приезжают проверки. Правозащитники от ЕСПЧ очень заботятся о том, чтобы серийным убийцам, маньякам и убежденным террористам сиделось комфортно. Российский Верховный суд постановил, что отныне водить их руками вверх, лицом вниз негуманно, не по-европейски. И свидания с родственниками разрешил не с десятого года отсидки, да и то при хорошем поведении, а с первого. Сотрудники колонии как-то спросили таких проверяющих от ЕСПЧ, а они так же заботятся о тех, кто пострадал от терактов? Нет, это не относится к их компетенции — таков был ответ.

А ведь жертвами терактов стали не только те, кто погибли при взрывах. Жертвами следует считать и тех, кто выжили, но потерял все. Только в Волгодонске пострадавшими от взрыва считаются более 16 тысяч человек. Их жизнь уже никогда не будет прежней.

В эти дни вся Россия вспоминает своих погибших. Скорбит Буйнакск, где на месте разрушенного дома теперь мемориальный сквер. Скорбит Волгодонск — здесь тоже установлен памятник. Скорбит и Москва, на теле которой две зияющие раны — на улице Гурьянова и на Каширском шоссе. Это напоминание нам и нашим потомкам о том, какую дорогую цену мы заплатили за спокойствие и мир. Вечная память погибшим в сентябрьских терактах 1999 года.

Текст: «Вести недели»

Источник: Вести

Newsusa это лучшие Новости США
09 Сентября 2019 06:59
4
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка