Что на самом деле происходит с уйгурами в Китае

02 Сентября 2019 06:59
6
0
0
Что на самом деле происходит с уйгурами в Китае

Автор: Дмитрий Киселёв

Почти три месяца в китайском Гонконге — уличные протесты. Кто-то даже проводит параллели с Москвой, хотя масштаб все же несопоставим. Но американцы явно залезают и в Гонконг. Китайские власти уже не раз требовали от США не вмешиваться во внутренние дела страны и не подогревать толпу.

Понятно, что многотысячные протесты не проходят без провокаций со стороны митингующих, а особо прытких граждан китайская полиция задерживает, не стесняясь применять и силу.

Канцелярия МИД Китая в Гонконге в специальном заявлении потребовала от американских сенаторов и дипломатов держать свое мнение при себе: «Согласно сообщениям СМИ, некоторые сенаторы Конгресса США и сотрудники Белого дома отозвались с критикой о законно произведенных задержаниях. Они высказались в оправдание нарушивших закон преступных элементов, назвав их „несогласными“, и потребовали, чтобы гонконгская администрация отозвала обвинения. Это еще раз свидетельствует о ничтожности, гегемонизме и заносчивости американских политиков».

Растущая мощь Китая уже давно делает страну объектом вмешательства внешних сил с целью хоть как-то ослабить страну. Взять хотя бы ситуацию в Синьцзян-Уйгурском районе не северо-западе Китая — месте компактного проживания мусульман-уйгуров. Там не раз вспыхивали протесты и вооруженные столкновения. Не секрет, что уйгурский сепаратизм в Китае десятилетиями подогревался извне. В последние годы ситуация в регионе успокоилась. В немалой степени благодаря грамотным мерам китайских властей.

Как живут уйгуры сегодня?

Автор: Александр Балицкий

В китайском Кашгаре сразу и не скажешь, что Китай. Выдают разве что иероглифы, хотя тут все больше уйгурская вязь. Здесь вообще все пропитано насквозь неповторимым духом среднеазиатского базара. Кашгар веками считался важной точкой маршрутов торговых караванов знаменитого Шелкового пути.

Когда до границы с Киргизией рукой подать, как, впрочем, и до Таджикистана, Казахстана, Пакистана и Афганистана, здесь смешались десятки культур. Но у такого мозаичного соседства оказалась и другая сторона: коренных жителей региона мусульман-уйгуров не раз пытались подчинить влиянию исламисты, которых хватало в том же соседнем Афганистане. Поставить заслон экстремизму Китай решил массовым перевоспитанием.

Кроме уроков китайского обязательно изучение Конституции и уголовного права, просмотр фильмов об истории КНР. Ученики, многим из которых под тридцать, оказались здесь после того, как «попали на карандаш» в местных управлениях по работе с кадрами: кто-то — за то, что смотрел в Интернете экстремистские ролики, кто-то — за то, что сам их выкладывал.

«Я раньше считал, что люди, которые не верят в Аллаха, не должны жить рядом с нами, и даже побил своего младшего брата за то, что он пошел в школу вместе с китайцами-ханьцами, даже учебники его сжег. Я тогда работал на стройке — там в основном были неграмотные люди, это они меня научили плохому. И тогда родители отправили меня сюда», — рассказал Абдулвагап Муса, выпускник образовательного центра.

Абдулвагап уже сдал все экзамены и готовится в выпуску. Такие центры здесь называют образовательными. Но западные правозащитники сравнили их с концлагерями и тюрьмами и обвинили Пекин в массовых репрессиях и преследовании мусульман. Госдепартамент США даже потребовал ввести против Китая санкции.

«Детей мусульман в китайской провинции Синьцзян насильно забирают из семей и отправляют в закрытые государственные школы», — заявили в ВВС.

«Это ложь, здесь никто никого насильно не удерживает. Это же не тюрьма, а школа. Можно получить профессию электрика, художника, швеи, автомеханика и потом пойти работать. Когда есть работа, нет почвы для терроризма», — отметил Карырджон Абдукарим, директор образовательного центра.

«Здесь я научилась шить, наверное, скоро открою свою ателье. А оказалась я тут после того, как поверила тете, что раз уйгуры — мусульмане, то они не должны разговаривать с немусульманами, иначе не попадут в рай. Я даже один раз плюнула в соседа, который был не мусульманин. Теперь я знаю, что это я вела себя неправильно», — рассказала Туказы Эркин, выпускница образовательного центра.

Видно, что здесь царит абсолютный минимализм, образцовый порядок, как в армии, двухъярусные кровати. И те самые решетки на окнах, которые и были одной из претензий правозащитников.

Эксперимент по созданию центров перевоспитания в Синьцзяне начали 2015-м. Сразу после того, как по самой большой в Китае провинции прокатилась целая волна терактов. Пекин тогда возложил ответственность на уйгурских сепаратистов, которые и не скрывали: боевой опыт получили в лагерях ИГИЛ (запрещено в РФ), чтобы построить восточно-туркестанский халифат. В Музее террора об этом могут не только рассказать, но и показать.

«Мы специально собрали оружие в одном месте, чтобы люди видели, какой ужас несет экстремизм и чем он опасен», — отметил один из сотрудников музея.

Здесь регулярно проводят антитеррористические учения, и даже создали специальный горный отряд, ведь вокруг Урумчи — знаменитый Тянь-Шань. Расходы на внутреннюю безопасность намного выше, чем на оборону. В Синьцзяне каждый метр — под видеонаблюдением. Так, впрочем, теперь во всем Китае, но тотальную слежку именно за уйгурами полиция отрицает.

Все изменения в Синьцзяне происходят под неусыпным гранитным взглядом Великого кормчего. Эта скульптура Мао Цзэдуна долгое время считалась самой большой в Китае. Портреты Мао здесь есть даже на традиционных уйгурских инструментах, больше, конечно, для туристов. И на всех прохожих с экранов смотрит нынешний китайский лидер, объявивший в том числе и о недопустимости преследования по религиозным принципам.

«Коран — это главное для духовной жизни, а главное про нашу земную жизнь в этой книге — это труды нашего председателя Си Цзиньпина», — сказал шейх Адбурашид, директор Исламского института Синьцзяна.

Религиозное образование шейх Абдурашид получил в Каире, а сегодня возглавляет местную Исламскую академию, где выпускают около трех тысяч имамов в год. На пятничный намаз в мечети не протолкнуться.

«Обучение идет на китайском, арабском, уйгурском языках», — все это шейх Адбурашид готов рассказать и западным правозащитникам, которые продолжают штамповать обвинения из-за границы.

«Там им промывают мозги, заставляют признавать себя китайцами, чтобы отказались от своей этнической индивидуальности, своего рода этническая чистка. Это ужасно», — считает немецкая Deutsche Welle.

Уйгурскую культуру здесь не просто поддерживают — на ней еще и неплохо зарабатывают. Посмотреть на стены Старого города каждый день приезжают тысячи туристов из других китайских провинций. И это — тоже часть политики центральных властей. Пекин инвестирует десятки миллиардов долларов в регионы, что долгие годы считались экономически отсталыми. Строит производства, развязки — автомобильные и железнодорожные. Амбициозный китайский проект «Один пояс — один путь» проходит ведь как раз тут, и безопасность для Пекина крайне важна. Главный аргумент, который приводят в Синьцзяне: после создания центров перевоспитания здесь не произошло ни одного теракта.

Текст: «Вести недели»

Источник: Вести

Newsusa это лучшие Новости США
02 Сентября 2019 06:59
6
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка