Наталья Поклонская: пришло время предать огласке личную жизнь

05 Июня 2017 15:05
16
0
0
Наталья Поклонская: пришло время предать огласке личную жизнь

Депутат Государственной думы России Наталья Поклонская в эксклюзивном интервью РИА Новости впервые рассказала о своей личной жизни и несостоявшейся свадьбе, о своем отношении к критике и славе и о том, как ей пытались дать взятку. Экс-прокурор Крыма также вспомнила о старом уголовном деле, в котором фигурировал мэр Киева Виталий Кличко, и рассказала, что ждет президента Украины, если он решит посетить Крым. Встреча состоялась в родительском доме Поклонской. Беседовал Виктор Лященко.

— Наталья Владимировна, центр антикоррупционной политики партии «Яблоко» заподозрил вас в сокрытии данных налоговой декларации, отметив, что не указаны доходы мужа и автомобиль. Так куда же делись авто и муж?

— Два вопроса: машина и муж. Начнем со второго. Конечно, я пыталась тщательно скрывать свою личную жизнь. Ведь у каждого есть право на личное пространство. Но раз пошли такие разговоры, раз так интересно мое семейное положение, я отвечу.

Действительно, я говорила ранее в прессе, что у меня замечательная семья: есть муж, ребенок… И когда я это говорила, у меня были отношения с мужчиной, с которым мы намеревались их оформить. Но, к сожалению, так уж сложилось, что мы расстались. И поэтому указывать кого-то в декларации в виде мужа я не могу, потому как у меня его нет. Вот и все недоразумение. У меня действительно нет мужа. Объяснять тогда, что — вот, у меня есть мужчина, и мы хотим оформить отношения… Это тоже неправильно. Кому какое дело?

Есть еще одна причина, по которой я представляла его как мужа. Очень много было людей, которые теплились какой-то надеждой со мной повстречаться, наладить отношения, познакомиться. Поэтому, чтобы людей не травмировать и сразу напрочь убивать все желание, я и говорила, что замужем и у меня прекрасная семья. Может быть, была тогда не совсем права. Но в декларации все верно.

— А что насчет машины?

— У меня нет своей машины, потому как мне нельзя в целях безопасности ездить за рулем. В украинский период у меня был автомобиль, и я на нем ездила. После референдума охрана рекомендовала отказаться от него. А два года назад я подарила машину своему отцу на день рождения —  8 июля. У него были старенькие жигули-«пятерка» 1985 года выпуска. Это, кстати, первая машина, за руль которой я села.

Именно поэтому у меня возникла пеня в два рубля одну копейку. По всей видимости, платеж за то время, что я ей владела, прошел не вовремя. Но я не должна была указывать этот автомобиль, поскольку не владела им на конец 2015 года и поскольку я не извлекла прибыли, так как это был договор дарения.

— Могли бы подтвердить, что за вами не числится автомобиль?

— Я подозревала, что эти вопросы возникнут, поэтому на всякий случай заказала справку из Крымского управления ГИБДД за подписью начальника. В ней сообщается, что, согласно федеральной информационной системе, за мной транспортные средства не зарегистрированы. И вот еще одна справка о перерегистрации моего автомобиля Hyundai Solaris 7 июля 2015 года на нового собственника.

— Вы предложили провести проверки Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального и российского отделения Transparency International. Не будет ли в западных странах это расценено как давление на оппозицию?

— Меньше всего я думаю о том, как и что воспримут на Западе. Главное, чтобы внутри страны все объективно относились. А на Западе мы знаем, как перекручивают, там ведь до сих пор говорят, что по Крыму танки ездят.

— Эффективно ли борется с коррупцией фонд Навального?

— Не знаю, как они борются с коррупцией. Я уже говорила, что не мешало бы проверить всех этих «борцов». Посмотреть, за счет каких субсидий и дотаций живут они. Узнать интересно, думаю, было бы многим. Но они не готовы показать, в том числе свои жилищные условия. Вот такие открытые «борцы».

—  А вы готовы?

— Я уже показала. Когда я недавно возвращалась с работы домой в Москве, журналисты телеканала «Дождь» ждали у подъезда. Они попросили: «Вот вы обещали, покажите». Ну пожалуйста. Пошла и показала служебную квартиру.

Они все сняли и, надеюсь, покажут честный репортаж. Съемочная группа даже приезжала в родительский дом в Крыму. Я им показала все, что их интересовало.

— Не боитесь проверок, обещанных Transparency International? Они пообещали начать «пилить расследование».

— Чего их бояться? По своей работе я знаю, что пилят дрова, а расследование проводят следователи, поэтому я и предполагаю, какой будет результат этого «распила».

— Поступали ли к вам обращения о проверке деклараций депутатов Госдумы?

— Ни одного обращения в соответствии с требованиями не поступило. Все говорили, но никто ничего не написал.

— Перейду в геополитическую плоскость. Есть ли универсальный план, который позволит положить конец войне в Донбассе?

— Если бы был такой универсальный план, им бы наверняка уже воспользовались. Эта война — наглядный пример того, что мир очень хрупкий. Мир нужно беречь и ценить.

То, что происходит в Донбассе, сверхстрашно. Все прекрасно понимают, что мир там воцарится только в том случае, если на Украине появится нормальное руководство страны. А для этого нужна воля людей, но они лишены свободы и права выбора. Страна зажата в тиски рук, ее захвативших.

— Сколько киевской власти понадобится времени, чтобы понять и признать Крым частью России?

— Нынешней киевской власти не дано ничего понять. По всей видимости, эта функция для них закрыта. Они уясняют только то, что им говорят определенные кукловоды. А понимать очевидные вещи — много ума не надо. Крым это Россия, всегда так было, есть и будет.

Проблема Киева в их руководителях, но эта власть не пожизненна, скоро выборы. Я желаю украинскому народу, чтобы страна процветала и к власти на Украине пришли достойные люди. Главное, чтобы они там нашлись и им дали возможность прийти, чтобы их случайно, а может, и не случайно не арестовали или не убили.

— Такое возможно?

— Мы же видим, что происходят убийства известных людей, политиков. Выбираются какие-то сакральные жертвы, как на Майдане. Вот сначала снимали поэта, а потом бах — убили свои же, а растрезвонили, что это враги. Да не враги убили, эти же радикалы-коллеги и убили, которые стояли голыми с барабанами в двадцатиградусный мороз! Я это точно знаю, поскольку тогда работала в Генеральной прокуратуре Украины.

Нужны были сакральные жертвы, чтобы организовать переворот. Картинку создать. Отработанный сценарий.

— Вы имеете в виду «небесную сотню»?

— Да, «небесную сотню».

— То есть до 2019 года, когда на Украине будут выборы президента, нынешней власти нужно переосмыслить свою позицию по Крыму?

— Ну почему же? Можно поставить досрочно вопрос о перевыборах президента.

— Вы уже говорили, что во время работы в Генпрокуратуре Украины в ваши руки попадали резонансные уголовные дела на нынешних ведущих политиков. Можете привести примеры таких дел?

— У меня непосредственно было уголовное производство в отношении Кличко, тогда депутата Верховной рады Украины, который подозревался в совершении умышленного убийства Нечепуренко Андрея. Потерпевший работал в большом комплексе отдыха и спорта в Переяслав-Хмельницком районе Киевской области, принадлежавшем Кличко.

Там изначально было сокрытие преступления: сфальсифицирована судебно-медицинская экспертиза, не установлена причина смерти ввиду множественных повреждений захороненного трупа, одежда и вещественные доказательства уничтожены. Мы приезжали туда с обыском. Осматривали коттеджи, принадлежавшие братьям Кличко.

Я была старшим процессуальным руководителем по уголовному производству. Мы эксгумировали труп, назначали новую судебно-медицинскую экспертизу. Она была фактически готова, но произошел государственный переворот. Перед тем, как вернуться в Крым, я сдала все материалы и вещественные доказательства, изъятые в рамках расследования. Думаю, что теперь это уголовное производство где-то потеряно, забыто. Но придет время, когда его восстановят.

— Речь идет о нынешнем мэре Киева Виталии Кличко?

— Да, именно он. Помню, как в ходе допросов мне подарили маленькие перчатки с подписью Кличко. Где-то они у меня потерялись. Надо в гараже поискать, наверное, там валяются.

—  Как крымчане встретят президента Украины (Петра) Порошенко, если он изъявит желание посетить полуостров?

— После последнего посещения Крыма (конец февраля 2014 года — начало Крымской весны — ред.), мне кажется, вряд ли возникнет у него такое желание. Тогда он еле ноги унес. Мой помощник, который занимается моей безопасностью, придал ускорение его побегу. А, может быть, спас нынешнего президента Украины от разъяренной толпы — хотели разорвать здесь этого Порошенко. Но был тяжелый пинок на дальнее расстояние, он заскочил в такси и уехал в аэропорт.

Люди его здесь не поймут. Правоохранители не смогут обеспечить безопасность этому товарищу. Он столько людей убил невинных. Дети, старики, женщины похоронены на донбасской земле — это невозможно забыть. Никогда. На нем столько крови, что не в Крым надо ехать, а идти вымаливать эти грехи, если сможет.

— Вы разочарованы, что президент США не сдержал свои предвыборные обещания по Крыму? Риторика только ужесточилась…

— Президент Соединенных Штатов Америки — руководитель своей страны. И, по всей видимости, у него там немало проблем. Поэтому пока он разбирается со своими проблемами и не наступило еще время. Время покажет, как он будет держать обещания, которые были даны публично.

Его признание было бы неплохо, но мы развиваемся и без этого. Живем в нашей стране. Всему свое время. Признают.

— Вас не расстраивает критика и негативное восприятие вашей позиции?

— Критика меня никогда не расстраивает. Пусть критикуют. Мне важно, чтобы моя работа приводила к результату в виде восстановления прав, к справедливости. Если это вызывает критику, а это в любом случае будет вызывать критику, значит, я на правильном пути. Самое главное, чтобы мы не стали предателями внутри себя.

— Вас не страшит слава? Она может сильно испортить человека.

— Да какая слава. Сегодня она есть, завтра нет. Послезавтра опять есть. Это все приходящее и уходящее. Нужно к этому относиться проще. Просто оставаться человеком, и все будет хорошо.

— Хотели бы попробовать себя в амплуа актрисы?

— Я не актриса. Каждый должен заниматься своим делом. У нас много замечательных актрис, актеров. Пусть они снимаются в фильмах. Я этого делать не умею.

— Скучаете по временам, когда возглавляли крымскую прокуратуру?

— Теплый вопрос. Крымская прокуратура моя самая родная, любимая, единственная. К сожалению, после моего ухода многие сотрудники, которые стояли у истоков создания, оставили свои должности по различным причинам. Кто-то по собственному желанию, а кто-то нет. У каждого из них большое будущее. Мы пройдем все испытания вместе, потому что по-прежнему одна команда. Мы команда народной прокуратуры. Когда я приезжаю в Крым, мы встречаемся, общаемся, поддерживаем и будем поддерживать друг друга, нравится это кому-то или нет. Новому руководству прокуратуры желаю мудрости, чтобы сохранить частичку того, что было сделано нами в 2014-2016 годах. Ведь это дорого стоит.

—  Вам пытались когда-либо дать взятку?

— Были прецеденты. Особенно когда поддерживала прокурорское обвинение по очень серьезным, ответственным делам. Но ни у кого ничего не вышло. Есть принципы, и я их не нарушаю. Идти на сделку с совестью не в моих традициях.

Одна из последних попыток произошла около двух лет назад. Фамилию называть не буду. Должное лицо теперь находится в симферопольском СИЗО.

После того, как стала депутатам Госдумы, попыток дать взятку не было. Бесполезно.

— Планируете ли вы в качестве депутата Государственной думы какие-то поездки за рубеж?

— Как только пригласят, так сразу руководство Думы рассмотрит. И если будет принято такое решение, то я с большим удовольствием поеду. Коллеги приезжают к нам в Думу из Франции, из Сербии приезжали. Мы встречались, общались, потом мы получали хорошие и уважительные письма. Но я не могу назвать страну, о поездке в которую я бы мечтала.

— Как вы считаете, чего ждать Крыму от курортного сезона на фоне низких цен в соседней Турции?

— Это зависит от руководства Крыма и от позиции людей. Я надеюсь, что туристы поедут, потому что у нас люди патриотичные. Я верю в то, что люди хотели бы отдыхать здесь. Крым и Турция где-то похожи, но крымская земля лучше. Сервис, конечно, не мешало бы подтянуть, потому как услуги дорогие, а вот качество уступает. Уверена, что надо время и проблема решится. Все зависит от гостеприимства крымчан, от подхода.

—  Где вы в этом году планируете отдыхать?

— Я пока отдыхать не планирую. В мае у нас уже был отпуск, и я четыре дня отдыхала на море в Ялте с ребенком и мамой. Даже два раза искупалась, хотя вода была 16 градусов. А летом пока не планировала отдыхать. А если и придется, то только в Крыму.

— Глава Крыма фактически объявил войну незаконной застройке полуострова. Проблема копилась десятилетиями, а значит, будет противодействие различных бизнес-кланов… Удастся ли побороть этот «бич» полуострова?

— Главе Крыма нужно пожелать хороших помощников, и тогда точно все у него получится. Незаконная застройка — наследие времен Украины, но если Сергей Валерьевич поставил цель, то будет идти до победного.

— На что обычно во время приемов жалуются крымчане?

— В последнее время особенно много людей приезжает из Севастополя. Пообещала провести в конце июня следующий прием у них в городе. Людей тревожит земельный вопрос. Правительство Севастополя предъявляет исковые заявления и отменяет решения о выделении земельных участков, полученных в украинские времена. Там три тысячи исков. Если земли незаконно выделены, то у меня вопрос, где уголовное дело по факту превышения, злоупотребления, халатности должных лиц, которые это допустили?

Обычные люди страдают, а чиновники переведены на новые должности. Здесь предстоит разбираться. Люди не понимают, почему так. Говорят, что сейчас у них заберут, а через два года там построят дворцы небожителям. Даже фамилии определенные называли. У людей непонимание и недоверие. Необходимо наладить диалог с людьми.

Проблема просто так не уйдет.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие новости США
0
05 Июня 2017 15:05
16
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...