Русские Помпеи: "Вести в субботу" побывали в Болгаре и Свияжске

03 Февраля 2019 06:59
4
0
0
Русские Помпеи: "Вести в субботу" побывали в Болгаре и Свияжске

Мистическое совпадение. В России всего считаные изображения святого Христофора. Но «Вестям в субботу» попались сразу два. При чем тут этот христианский святой и мусульманин, каком является первый президент Татарстана Ментимер Шаймиев? Дело в том, что созданный им фонд «Возрождение» выполнил задачи, которые ставил перед собой изначально. Таким образом, Татарстан стал первым регионом России, где на Волге теперь сразу три объекта всемирного наследия ЮНЕСКО: к Казанскому кремлю добавились возрожденные Болгар и Свияжск. Где там святой Христофор?

Разглядим со всех ракурсов возрожденный Болгар с его Белой мечетью (на месте, где предки сегодняшних татар еще в Х веке добровольно приняли ислам), и построенный уже при Иване Грозном православный остров-град Свияжск, где теперь опять во всем великолепии — монастырь. Но давайте начнем со светского. В Свияжске только-только открыт еще один потрясающий музей, созданный на месте археологических раскопок на берегу Волги, — Музей археологии дерева. А в основе — пень.

«На самом деле этот пень — практически то, с чего город Свияжск начал строиться в мае 1551 года. В то время это было необитаемое место, здесь рос лес, пришлось, конечно, расчищать площадку для застройки», — рассказал Артем Силкин, директор Свияжского музея-заповедника.

— То есть этот пень — срубленное при Иване Грозном дерево?

— Совершенно верно. Оно было срублено в XVI веке именно для того, чтобы построить все эти сооружения, которые мы с вами видим.

— То есть мы идем по XVI веку?

— Да.

По кривым и узким средневековым улочкам идем к самой интересной конструкции этого музея. Но пока отвлечемся на великолепное анимированном панно, где мы видим жизнь крупнейшего для своего времени порта XVI века. Кто бы тогда думал, что после революции здесь будут десятками расстреливать людей. Слово — тому, кто взялся за возрождение Свияжска.

«Остров-град Свияжск — это ГУЛАГ. Коренное население — к началу восстановления Свияжска их было 196 человек — ничего хорошего в жизни не видело», — сказал экс-глава Татарстана Минтимер Шаймиев.

— ГУЛАГ, психбольница…

— Абсолютно. Когда мы построили им жилье, у меня наворачивались слезы: люди не знают, что делать. Они не знают, как пользоваться раковиной. Я ходил старушке показывал, как надо сливать воду и так далее. Не видели ничего. И это — наши люди! Там электричества не было, транспорта не было!

Сегодня Свияжск совсем другой. А в Музее дерева расположилась лаборатория реставраторов, которые воссоздают историю.

Ковер, сделанный в местном детдоме. Но главная работа — над куда более древними находками. Главное, что сохранила местная уникальная почва, — органика, которая в других местах давно бы сгнила. Из уникального: древняя бита для игры в лапту и даже кожаные мячи. Или, например, печатка для изготовления пряников. Но вот мы дошли до самого оригинального – это конструкции более поздних веков, подвешенные на высоту культурного слоя.

«Свияжск тогда был очень густонаселенным городом, — пояснил Артем Силкин. — Культурный слой формировался в Свияжске, начиная с середины XVI века, и нарастал постепенно.

— За два века такой культурный слой? Какие же люди странные существа: за два века насорить на два метра?

— Да, так и произошло.

— Русские деревянные Помпеи.

— По сути, да.

Объект называется „Татарская слободка“. Но в Татарстане все перемешано. Классический пример: одним указом в столице республики приступили к воссозданию собора иконы Казанской Божьей Матери. И по тому же указу в Булгарах в рекордно короткие сроки возвели Исламскую академию. Что изучают? Ее ректор Рафик Мухаметшин приглашает вместе зайти на лекцию.

»Задача не только глубокие исламские знания, чтобы они за три года обучения прослушали практически ведущих исламоведов. Сегодня у нас семинар, который ведут преподаватели из Института восточных рукописей", — рассказал Мухаметшин.

- А ребята, я смотрю по лицам, из Средней Азии и с Северного Кавказа?

— Да, Северный Кавказ. В первый год мы приняли семь человек, во второй – тоже. Есть учащиеся их Дагестана. В прошлом году из Ингушетии четверых приняли.

Автор идеи учредить такую Академию – Путин. В 2013 году на встрече с муфтиятом в Уфе он поставил задачу создать в России вуз, который был бы конкурентоспособным с теми, что там. «Чтобы наши ребята, не выезжая за пределы России, могли получать полноценное образование», — отметил ректор Исламской академии.

«Исламский мир очень противоречив, — подчеркнул Минтимер Шаймиев. — К сожалению, в православный мир такие силы вмешиваются. Это вещи, где неумелыми руками, грубо говоря, нельзя дотрагиваться. Это может иметь очень далекие последствия».

— Это вы сейчас про Константинополь и Украину?

— Естественно. А исламский мир более еще раздроблен.

«Мы вернулись и начали обустраивать, восстанавливать, строить мечети», — отметил глава Татарстана Рустам Минниханов.

— Учить стали египтяне, саудиты?

— Мы поняли, что у нас нет подготовленных людей. И в начале не разобрались. У нас за границу уехала молодежь, и некоторые вернулись с другими понятиями.

— Это говорите вы, мусульманин?

— Да. Есть ислам российский.

Что такое российским и конкретно поволжский ислам? Продолжим экскурсию по академии. Идем в библиотеку. За окнами — огромный молельный зал.

В стандартном номере в общежитии Исламской академии обнаруживаем и телевизор — безо всяких фильтров на каналы — и WI-FI. То есть никакой непонятной для России аскезы. И главное – успокаивающий вид на окружающую природу.

За окном — новая красавица-мечеть. Идем и туда. Построена на деньги, в частности, Алишера Усманова.  Под суры из Корана подходим к имеющейся здесь святыне — волоску Пророка Мухаммеда. Это интересно и немусульманину. Как-то Шаймиев показывал здесь самый большой в России Коран. Сегодня древние Булгары действительно возрождены, расцвели. Заработала целая система.

Соглашение о взаимном признании дипломов академия в Болгаре прорабатывает с Марокко. А если кто-то все-таки соберется туда, откуда раньше привозили нетрадиционные для российского ислама взгляды?

«И сейчас теоретически возможно уезжать, но мы отправляем уже после окончания российских мусульманских учебных заведений, чтобы студенты критически могли воспринимать то, что им преподают. А сразу после школы это действительно очень опасно, опыт 90-х годов уже был», — сказал Рафик Мухаметшин.

Такое возрождение истории и традиционной культуры породило и то, что объекты ЮНЕСКО стали обрастать (естественно, за пределами буферной зоны) бизнесом. Взять новый отель на Волге, где татарстанцы, надо признать, перещеголяли многих известных отельеров. Здесь все — по высшему классу. Особый шик — бесчисленные бани: татары в этом деле — мастера.

Еще пример — вроде бы сугубо затратная работа реставраторов.

— Как здорово что вы соединили выставку и научную работу. То есть, это у вас научное место работы?

— Да, — говорит Артем Силкин.

— Каждый день через музей в реставрационную мастерскую?

— Да.

Но и здесь, изучая свойства раскопанной и сохранившейся древесины в Свияжске, готовятся к тому, чтобы предложить новые технологии по ее обработке сегодня. Два года назад в Свияжске Шаймиев привел нас в Успенский собор — с его удивительной росписью, которую, к счастью, не тронули даже в раннебольшевистские годы, в частности, со знаменитой фреской святого Христофора. Сегодня сняты уже все леса.

Это единственное в России изображение святого Христофора, общего святого и для православных, и для католиков. Но вообще говорят, что именно с этого храма начался отход Руси от византийской и константинопольской традиций. Те, кто разбираются в истории Церкви: под куполом изображение не Христа, привычного до этого, а новозаветной Троицы.

У нас есть редкая привилегия: храм ведь еще не освещен, и мы можем войти в алтарные врата. Уже через несколько недель это будет невозможно. Помимо фигур с нимбами, изображение царя.

Объекты ЮНЕСКО оттого и называются всемирным наследием, что изучить, посмотреть здесь всем есть что: и свое, и общее. «В этом — огромная ценность», — считает Шаймиев.

Именно в этом храме для нас — свияжская Херувимская песнь, также воссозданное теперь древнее монастырское двухголосие. При этом иконостас — список. Настоящий — по соседству, музее икон.

«Дело в том, что на сегодняшний день в соборе не существует режима температурного и влажностного, который позволяет стабильно обеспечивать сохранность икон», — рассказал Артем Силкин.

— Так сделайте отопление.

— В конце XIX века была предпринята попытка сделать его теплым. Это привело к быстрой деградации фресок. ЮНЕСКО против того, чтобы Собор был теплым, потому что это может привести к повреждению фресковой живописи.

— А в музее вы сделали нужный режим?

— Да. В самом соборе помещены точные копии этих икон. А подлинники мы можем экспонировать.

— Это ведь очень сложный вопрос, который обсуждается во многих регионах России, — взаимоотношение музея и Церкви. Но тут у вас есть еще и ЮНЕСКО. То есть возможен компромисс?

— Я думаю, что возможен, по крайней мере, у нас каких-то конфликтных ситуаций с Русской Православной Церковью ни разу не возникало.

Пожалуй, последний пример — восстановление недавно в Казани грандиозного собора в честь иконы Казанской Божьей Матери, который был взорван при советской власти. К счастью, все чертежи найдены: в Москве, в Петербурге и, как нам сказали, в «нашем Татарстане».

Открытие храма — конец 2020-го – начало 2021 года. Чтобы все это получилось, нужны, конечно, и деньги. Но какие? Тома в кабинете у Шаймиева. В них — все те благотворители, кто перевели деньги в фонд «Возрождение», — от миллиардеров до самых рядовых граждан.

«Для кого-то сто рублей — это как миллион», — говорит Шаймиев.

— То есть помимо федерального правительства, республиканских властей Татарстана это сотни и тысячи имен рядовых?

— Две трети части того, что мы израсходовали за эти годы, — взносы простых людей. Я же говорю, что мы лучше становимся сами. Глаза уже по-другому блестят, — подчеркнул Минтимер Шаймиев.

Источник: Вести

Newsusa это лучшие Новости США
03 Февраля 2019 06:59
4
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка