Фавориты и ананасы. Политика, перед которой полководцы бессильны

10 Августа 2018 07:00
8
0
0
Фавориты и ананасы. Политика, перед которой полководцы бессильны

В этот день, … лет назад

Десятого августа 1702 года родился фельдмаршал Степан Федорович Апраксин – русский, главнокомандующий армией на начальном этапе Семилетней войны, победитель в сражении при Гросс-Егерсдорфе в 1757 году. 

Апраксина вполне можно назвать не просто заложником, но и жертвой большой политики. Он не только не воспользовался плодами победы, но еще и спешно отвел войска к русским границам. Это было похоже на бегство. Пруссаки поначалу даже не поверили своему счастью, а потом начали преследование русской армии до самой прусской границы. 

Иные объясняли поспешное отступление Апраксина недостатком продовольствия. Но, думается, главная причина бегства была в другом: Апраксин получил известие, что Елизавета Петровна серьезно занемогла, и канцлер Бестужев-Рюмин в угоду изменчивой политике и ради пристрастий наследника престола великого князя Петра Федоровича, обожавшего короля Пруссии Фридриха II (иначе – Великого), приказал Апраксину отступить.

Тут надо сказать, что Степан Федорович был вовсе не военачальником, а царедворцем. Да и само назначение его на пост главнокомандующего стало результатом придворных интриг. 

Для укрепления своего положения при дворе Апраксин не брезговал ничем. Например, чтобы приобрести расположение графа Петра Ивановича Шувалова, двоюродного брата фаворита императрицы, он фактически сам толкнул в его объятия свою дочь княгиню Елену Куракину. Впрочем, тут надо заметить, что и сама «дочурка» была не промах. Одновременно она завязала любовную интригу и с адъютантом Шувалова Григорием Григорьевичем Орловым. 

А все началось… с ананаса. Однажды, отобедав при дворе, Шувалов  принес в Артиллерийскую контору (он был генерал-фельдцейхмейстером, то есть начальником всей артиллерии) большой ананас со стола императрицы, и сказал Орлову: «отнеси, сам знаешь кому!». «Знаю», – отвечал Орлов.  Как писал Пикуль в романе «Фаворит», «Куракина была слишком опытная дама, и она поздравила себя с находкой лука Купидона, постоянно  натянутого». По возвращении Шувалов встретил  Орлова деловым вопросом: «А что моя душенька? Довольна ли ананасом?» – «Еще как! Велела поскорее другой присылать».

Однако эта «романтическая» история закончилась скандалом. Шувалов однажды застукал любовников, что называется, на месте преступления. Причем граф не стал молчать об измене своей любовницы (замечу в скобках: она еще при этом была замужем, впрочем, ее муж был тоже большим ценителем женского пола) – об этом узнал весь Петербург! 

К тому же и сам Орлов не скрывал своих «успехов» у женщин. «Да нет же таких дураков, – говаривал  он, – чтобы получили орден и таскали его в кармане». «Предприимчивый» адъютант Орлов был изгнан Шуваловым с должности, но тем самым лишь приумножил свою популярность среди сослуживцев. И главное – привлек внимание великой княгини Екатерины Алексеевны, будущей императрицы Екатерины II. Уже давно замечено, что женщины весьма часто обращают свой пристальный взор именно на тех мужчин, на счету которых много любовных подвигов.

Да, чуть не забыл! Княгиня Елена Степановна Куракина немногим позднее станет фавориткой императора Петра III.

Князь М.М. Щербатов в памфлете «О повреждении нравов в России» негодовал: «Бесстыдство ее было таково, что когда он (шталмейстер Петра III Л.А. Нарышкин, – ред.) ее отвозил домой рано поутру, хотел для сохранения чести ее и более, чтобы не учинилось известно сие графине Е.Р. Воронцовой (еще одна фаворитка Петра III, – ред.), закрывши гардины ехать, она, напротив того, открывая гардины, хотела всем показать, что была у императора».

Секретарь Петра III Дмитрий Васильевич Волков даже утверждал, что Елена Степановна стала невольной виновницей появления знаменитого манифеста «О вольности дворянства». Волков якобы состряпал его на скорую руку во время «беседы» Куракиной с Петром III, когда «официальную» фаворитку Воронцову не хотели пускать к императору. Ей сказали, что государь занят с Волковым «рассуждением благоустройства государства».

Княгиня Куракина прожила недолго – всего 33 года. И упокоилась на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Ее надгробный памятник, выполненный скульптором Иваном Мартосом, впечатляет: он расположил на постаменте надгробия полулежащую фигуру плачущей женщины. «Облокотившись на большой овальный медальон с портретом умершей, женщина, плача, закрывает лицо руками. Сила и драматизм глубокой человеческой скорби переданы здесь Мартосом с исключительным художественным тактом и пластической выразительностью. Эту скорбь передают и поза плачущей женщины, как бы бросившейся с рыданиями на саркофаг, и ее сильные руки, закрывающие лицо, и, наконец, складки широких одежд, которые то беспокойно, напряженно собираются в узлы, то бессильно спадают вниз».

А что Апраксин? После отступления его обвинили в измене. Он был арестован. Допрашивал его глава Тайной канцелярии граф Александр Иванович Шувалов, старший брат того самого Петра Ивановича. От суда Апраксина спас апоплексический удар. Бесславный, но ожидавшийся конец для человека, который вконец запутался в политических и придворных интригах.

Автор Владимир Бычков, радио Sputnik

У радио Sputnik отличные паблики ВКонтакте, Facebook и Одноклассники. А для любителей ярких и наглядных новостей, – наш Instagram. 

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
10 Августа 2018 07:00
8
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка