Религиозные праздники 12 октября

11 Октября 2017 15:06
3
0
0
Преподобный Кириак-отшельник

Преподобный Кириак родился в Коринфе в 447 году в семье пресвитера соборной церкви Со временем слал чтецом, а в 18 лет, подобно Алеше Карамазову, так впечатлися словами Евангелия: «Аще кто хощет по Мне идти, да отвержется себе и возьмет крест свой и по Мне грядет» (Мф. 16, 24), что тут же, не заходя домой, тайно ушел на пристань, сел на корабль и отправился в Иерусалим.

Посетил святые места, несколько месяцев прожил в монастыре недалеко от Сиона, а потом направился в пустыню, в Лавру преподобного Евфимия Великого, принял там монашеский постриг и получил благословение идти в обители святого Феоктиста на Иордане под начало к преподобному Герасиму.

Время, в которое благочестивый юноша воспылал мечтой об иноческих подвигах, было для палестинского монашества сложным и противоречивым. Церковные иерархи обвиняли его в приверженности ереси Оригена, борьба с которой привела к тому, что в 543 году император Юстиниан Великий своим эдиктом объявил Оригена еретиком, а 5-й Вселенский Собор предал его анафеме.

Сегодня уже трудно понять, из-за чего тогда кипели такие страсти. Греческий философ и богослов III века, первым системно изложивший идеи христианства в философском контексте, Ориген оказал огромное влияние на многих причисленных к лику святых отцов Церкви: Григория Богослова, Григория Нисского, Василия Великиого и других. Сама личность этого человека, который спал на голой земле, постился, не носил обуви, не имел смены одежды, а под конец во время очередной волны антихристианских гонений при императоре Деции был брошен в тюрьму и подвергнут пыткам, от которых вскоре умер, две с лишним сотни лет служила примером христианским подвижникам, особенно появившимся в IV веке монахам.

Но по мере развития христианского богословия оно стало во многом принципиально расходиться с учением Оригена. В частности, не мало соблазна принесла его теория о предсуществовании человеческих душ, согласно которой падшие души реинкарнируются в телах ангелов, в человеческих телах на земле или в более низших, демонических формах жизни, постепенно проходя череду перевоплощений в условной «лестнице иерархий» разумных существ.

Все дурные предрасположения души, по Оригену, приносят с собой из другого мира, где наживают их действием своей свободной воли. А мир — это художественно устроенная тюрьма, род исправительного заведения, куда заключены rationabiles creaturae — разумные твари.

Во всех этих рассуждениях была дона главная для христианства загвоздка: они не отвечали на вопрос, зачем тогда приходил на землю Христос. По Оригену выходило, что все спасение свелось к тому, что христиане «получили новые законы». Ведь он утверждал, что путем многочисленных перевоплощений все души, включая грешников и падших ангелов, в конечном итоге очистятся и спасутся.

Вот с этим чрезвычайно популярным в его время среди монахов учением и вступил в борьбу инок Кириак, в чем немало преуспел и даже прославился. Но стремясь прежде всего к совершенствованию собственной души, старался научиться у своего наставника главной науке монаха — углубленной молитве.

В Великий пост преподобный Герасим обычно уходил в пустыню. Он стал брать с собой Кириака: учил его там молиться в полном уединении и каждую неделю причащал. А когда он умер, 27-летний Кириак вернулся в Лавру преподобного Евфимия, поставил себе уединенную келью и уединился в ней в безмолвии, общаясь лишь с иноком Фомой, когда же того отправили в Александрию, и вовсе замолчал на 10 лет.

В 37-летнем возрасте он был посвящен в сан диакона, перешел в монастырь преподобного Харитона и провел там 30 лет — уже в священническом сане, а когда ему исполнилось 70, удалился в пустыню Натуфа, взяв с собой лишь ученика Иоанна. Через 5 лет о пустынниках узнали, и к ним потянулся народ. Тогда Кириак перебрался в пустыню Рува, но и там его настигла «мирская слава», и на 80-м году жизни отшельник ушел в сокровенную пустыню Сусаким. Но через 7 лет к нему пришли монахи из Сукийского монастыря и умолили вернуться в обитель. Кириак поселился в пещере, где раньше жил преподобный Харитон.

До конца жизни праведный старец сохранял бодрость, с усердием пел в церкви и никогда не бывал без дела: или молился, или работал. Перед смертью преподобный Кириак призвал братию, благословил всех и с молитвой тихо отошел ко Господу, прожив 109 лет.

Шмини Ацерет и Симхат Тора

Шмини Ацерет — буквально означает «Восьмой (день — праздничное собрание» — завершает еврейский праздник Суккот, но не является его частью. Это — отдельный праздник. В этот день евреи читают поминальную молитву Изкор и молятся о дожде, потому что во времена существования Иерусалимского Храма именно в восьмой день совершался обряд возлияния воды на жертвенник, сопровождавшийся просьбами о даровании дождя в наступающем году. В молитвах, произносимых в Сукот, дождь не упоминали. Но как только сыны Израиля покидали шалаши и возвращались в дома, они немедленно начинали молить Всевышнего о дожде. И сегодня, начиная с Шмини Ацерет, в синагогах в течение всей зимы также читают молитву о дожде.

Иудеи объединяют с этим праздником завершение цикла чтения Торы — Симхат Тора (Радость Торы). Тора состоит из пяти книг, из 54 «еженедельных глав», читаемых в течение всего года. В день праздника в синагогах завершается и вновь начинается годичный цикл чтения. Из ковчега вынимают свитки и семь раз проходят с ними вокруг возвышения в центре синагоги. Шествие сопровождается радостными песнями и плясками. Начинают чтение в Шмини Ацерет и заканчивают в Шмини Ацерет. И так весь народ поступает уже почти две тысячи лет.

В этот день устраивают праздничную трапезу, пляшут, веселятся и поют всевозможные песни и гимны во славу Торы. Эта радость Торы превосходит любую другую — она остается навсегда и никогда не исчезает: даже когда враги разрушили Храм и священный город Иерусалим и изгнали Израиль из его страны, радость Торы осталась с ним и нисколько не уменьшилась.

Праздник Сукот вмещает в себя события целого года. Вообще, слово «год» появляется в Торе рядом с названием только одного этого праздника: «Праздник урожая — на повороте года» (Шмот, 34). Тора учит, что в году, как в празднике Сукот, как бы всего семь дней, и само понятие времени в этом мире в принципе сводится к семи дням — ведь мир был создан за это время. Когда же эти семь дней — неделя — проходят, мир обновляется, начинается с начала.

Неделя праздника Сукот вмещает в себя все недели, прошедшие с начала года, и питает весь мир. А Шмини Ацерет — день, который Тора называет «восьмым» — находится вне  времени, как бы над ним. Что же поставило его над временем? Разумеется, Тора, которая тоже стоит над временем.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
0
11 Октября 2017 15:06
3
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Партнерка