Михаил Осеевский: хотим наращивать интернет-трафик между Европой и Азией

11 Октября 2017 15:05
7
0
0
Михаил Осеевский: хотим наращивать интернет-трафик между Европой и Азией

Ростелеком — один из крупнейших в России операторов, который предоставляет услуги связи государству и обеспечивает интернет в самых труднодоступных точках страны. Теперь перед компанией поставлены новые задачи по развитию цифровой экономики. Как телемедицина поможет жителям отдаленных поселений, когда wi-fi будет развернут на всей территории РФ, о судьбе Центрального телеграфа, о киберзащите и технологии блокчейн в интервью РИА Новости рассказал глава Ростелекома Михаил Осеевский. Беседовали Надежда Цыденова и Татьяна Белякова.

— Михаил Эдуардович, какие проекты Ростелекома вы считаете приоритетными?

— Мы активно участвовали в разработке и будем одним из локомотивов реализации программы «Цифровая экономика», которая базируется на транспортировке, хранении и обработке колоссальных объемов данных. Поэтому будем по-прежнему уделять большое внимание развитию базовой оптической инфраструктуры. Компания уже построила оптические сети доступа, которые охватывают без малого 33 миллиона домохозяйств в России. Приступаем к подключению учреждений здравоохранения к высокоскоростному интернету — а это почти 14 тысяч объектов. Продолжаем проект устранения цифрового неравенства.

Большой и сложный проект — строительство подводной волоконно-оптической линии на Курильские острова, который мы начнем в будущем году. Вообще, самый короткий путь из Европы в Азию лежит через Россию, мы активно пользуемся этим объективным преимуществом и хотим наращивать нашу мощность в транзите трафика между двумя частями света. В будущем году планируем ввести в эксплуатацию крупнейший в стране новый дата-центр в Удомле. Также в числе приоритетов организация видеонаблюдения на выборах президента России в 2018 году, для понимания масштаба — в стране более 90 тысяч избирательных участков.

—  Ростелеком поставил целью трансформацию из оператора связи в провайдера цифровых сервисов. Как идет работа в этом направлении, планируете ли запускать новые сервисы?

— Доля цифровых и контентных услуг в выручке Ростелекома уже превышает 47%, в то же время доля телефонии сократилась до 26%. Цифровая выручка растет темпами более 10% год к году — это включая высокоскоростной доступ в интернет, VPN, ТВ- и видеосервисы, дата-центры и облачные услуги. Не забегая вперед, могу сказать, что по итогам восьми месяцев выручка Ростелекома по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросла на несколько процентов. Чистая прибыль за этот период выросла почти в 1,5 раза по данным управленческой отчетности.

Одна из самых востребованных услуг Ростелекома — решения в сфере кибербезопасности. Сегодня мы обеспечиваем защиту от DDoS-атак (одна из самых распространенных угроз) в 180 из 400 крупнейших российских компаний, то есть почти в половине, и в 7 из 10 крупнейших банков. В компании создан центр кибербезопасности и защиты, Security Operation Center, который круглосуточно осуществляет мониторинг как наших сетей, так и клиентов. У нас очень хорошо развивается продукт IPTV. Все больше абонентов пользуются дополнительными сервисами, видео по запросу. Мы планируем расширять линейку видеоконтента, интересного всей семье, включая образовательный и познавательный.

Мы запустили платформу «цифровая песочница», которая позволяет стартапам — разработчикам новых технологических решений протестировать их, причем не абстрактно, а на реальной инфраструктуре. Все больше внимания обращаем на конечные сервисы, а сама передача данных, хранение данных становится уже нашей базовой услугой.

— Ростелекому поручено создать инфраструктуру для развития телемедицинских технологий. Что уже сделано?

— В качестве одного из приоритетов на следующий год мы поставили себе задачу серьезно продвинуться в развитии цифровой медицины в стране. Есть поручение президента страны в течение двух лет подключить все медицинские учреждения по высокоскоростным каналам и создать необходимую инфраструктуру для развития телемедицинских технологий. Мы уже создали в ряде регионов централизованные архивы медицинских изображений, куда собираются результаты цифровых обследований пациентов, например, с томографов. Требуется создание глубокоэшелонированной системы киберзащиты, поскольку это самые чувствительные персональные данные.

Развитие цифровой медицины позволяет людям, которые не живут в региональных центрах, за счет того, что информация об их здоровье передается для диагностики в специализированные учреждения, получать услугу более высокого качества. Им не нужно ехать за несколько сотен километров, тратить время, чтобы получить заключение высококвалифицированного специалиста. Обследование можно пройти в местной больнице, а изучением его результатов и диагнозом могут заняться в специализированных медицинских центрах и НИИ.

— Удовлетворены ли вы развитием вашей дочерней компании Tele2?

— Нас очень радуют результаты Tele2, которая показывает хороший рост выручки и, что самое главное, маржинальность. У них маржинальность по EBITDA за восемь месяцев текущего года превысила 25%. Это очень хороший показатель. Думаю, что по итогам 2017 года мы увидим Tele2 совершенно другой компанией, чем два года назад. Я имею в виду финансовые метрики.

— Ранее сообщалось, что рассматриваются различные варианты развития Tele2, в том числе увеличение доли Ростелекома в компании. Сейчас есть такие планы?

— Много раз говорил, что для нас важнее содержание, а не форма. Содержательная задача всех акционеров — сделать Tele2 эффективной компанией. Команда Tele2 добилась хорошей динамики по важнейшим показателям, поэтому сегодня на повестке дня вопрос увеличения нашей доли не стоит.

— В прошлом году государство сократило Ростелекому финансирование из резерва универсального обслуживания, за счет которого в том числе реализуется проект устранения цифрового неравенства (УЦН). Вы говорили, что урегулировали вопрос задолженности. Но как избежать таких ситуаций в будущем?

— Действительно, в 2016 году Ростелеком должен был получить 14,8 миллиарда рублей, а получил только 8,8 миллиарда рублей. В этом году сумма будет побольше —11,9 миллиарда рублей, на 2018 год в бюджете записано 12,4 миллиарда рублей, на 2019 год — 13,7 миллиарда рублей. То есть финансирование растет, но это все равно меньше того, что планировалось при подписании госконтракта в 2014 году (168 миллиардов рублей или 16,8 миллиарда рублей в год в среднем). Если брать 2014-2019 годы (с учетом показателей трехлетнего федерального бюджета), то совокупное недофинансирование может составить более 17 миллиардов рублей. Поэтому объем оказания универсальных услуг связи надо приводить в соответствие с реалиями финансирования. Надо определять приоритеты, на которые будет достаточно денег — как с учетом объемов строительства новых объектов, так и с учетом содержания уже построенного.

Мы считаем, что таксофоны в отдаленных поселениях важно сохранить. Во многих отдаленных и труднодоступных населенных пунктах это единственное средство связи. По статистике за первое полугодие 2017 года вызовы экстренных оперативных служб составили четверть общего трафика с таксофонов универсальной услуги. Считаем, что важно продолжить строительство точек Wi-Fi в малых поселениях, потому что это очень востребованная позиция. Спрос на доступ в интернет через точки Wi-Fi там растет в геометрической прогрессии. За полтора года работы зафиксировано 6,2 миллиона интернет-сессий, а общий трафик составил 727 Тб. На доступ в интернет через Wi-Fi-точках государством был установлен социальный тариф — 45 рублей в месяц, но с 1 августа Ростелеком отказался от взимания и этой платы. Уже в августе по сравнению с июлем отмечен резкий рост популярности услуги — количество интернет-сессий выросло на 35%. А вот от пунктов коллективного доступа в интернет действительно целесообразно отказаться. В 2016 году их работа уже прекращена из-за недофинансирования, надо исключать эту позицию и из законодательства. Их востребованность постоянно снижалась в первую очередь из-за того, что в этих населенных пунктах, как правило, есть альтернативные источники доступа в интернет-фиксированные или мобильные сети. Да и скорость передачи данных и тарифы стали неконкурентоспособными: за пять лет (2012-2016) интернет-трафик в пунктах снизился в 4,4 раза. Таким образом, с учетом недофинансирования универсальных услуг связи безболезненнее всего отказаться от содержания пунктов коллективного доступа.

Построенные в рамках проекта УЦН оптические линии связи мы планируем использовать и для других проектов, включая подключение медучреждений. Мы сейчас тестируем решение, позволяющее с использованием оптики, которая пришла в небольшие населенные пункты, предоставлять услуги мобильной связи. Думаю, что тестирование должно завершиться успешно и тогда у нас появится возможность предложить совершенно другой сервис жителям, в этом необходимость есть.

— Проект УЦН рассчитан на населенные пункты численностью 250-500 человек. Есть ли идеи, как обеспечить доступом в интернет более мелкие поселения?

— Думаю, что тут будущее все-таки за спутниковыми технологиями, потому что экономика не позволяет, особенно если эти поселения удалены, проложить туда оптические сети. Поэтому мы с Роскосмосом обсуждаем возможные решения. Низкоорбитальные спутниковые аппараты — это то, что позволит решить проблему доступа в интернет для малонаселенных территорий. Это касается не только России, естественно, но и планеты в целом.

— В какой перспективе это возможно?

— Эта отрасль учит смотреть на многие годы вперед. Разворачивание спутниковой группировки — это не только сложнейшая техническая задача, но и большие деньги. Конечно, без участия государства эту задачу не реализовать — надо выработать оптимальную экономическую модель, как это может быть сделано. В Ростелекоме есть центр компетенций по спутниковой связи на базе нашей дочерней компании «РТКОММ.РУ», которая начинает оказывать услуги не только корпоративному сектору, но и частным клиентам.

—  Ранее вы говорили, что Ростелеком будет выставлять на торги некоторые объекты недвижимости. Какую сумму вы планируете выручить в этом году?

— Информация обо всех выставленных на продажу объектах абсолютно открыта, размещается на специальном сайте. Кроме того, мы действительно выставили ряд объектов на рынок через Российский аукционный дом. Сейчас идет экспозиция, на это всегда требуется время, потому что есть довольно большие и дорогостоящие объекты.

Наша задача продать их как можно дороже, поэтому надо предметно работать с потенциальными покупателями. Сейчас сложно говорить, на какую сумму мы выйдем. Реальный интерес к объектам есть. Думаю, что до конца года некоторые сделки могут состояться, но мы не торопимся — важнее получить хорошую цену.

—  Входит ли в планы продажа здания Центрального телеграфа на Тверской улице в Москве?

— По Центральному телеграфу мы с другими акционерами уже договорились и приняли решение о том, что мы выведем из здания технологическое оборудование. Со временем разделим компанию на два направления — операционное и владение недвижимостью. И будем определяться с будущим этого здания. Как известно, это еще и памятник архитектуры, а значит, требуются различные сложные согласования.

Объект очень интересный, знаковый, один из символов столицы. К нам приходил целый ряд крупных игроков, у которых есть видение того, что с ним концептуально можно сделать. Среди прозвучавших предложений — создание современного многофункционального комплекса, который будет включать и торговые зоны, и гостиницы, и апартаменты, и рестораны. Мы исходим из того, что эту задачу надо реализовать качественно, поэтому жестких сроков не ставим. Принципиально уже сегодня мы понимаем, что интегрируем бизнес ПАО «Центральный телеграф» в макрорегиональный филиал «Центр» ПАО «Ростелеком», а потом сосредоточимся на структурировании сделки с недвижимостью.

—  Но в этом здании еще расположено министерство связи…

— В прессе были упоминания, что Минкомсвязи РФ может переехать в новый офис, во всяком случае, такая идея обсуждается. Государство тоже заинтересовано в более эффективном использовании своего имущества. Кстати, в совет директоров «Центрального телеграфа» номинирован вице-президент Ростелекома Дмитрий Куракин, который отвечает за управление имущественным комплексом компании и имеет большой опыт работы в госорганах. Он будет координировать работу по недвижимости ПАО «Центральный телеграф», необходимые согласования и прочее.

—  Ранее руководство Ростелекома не исключало проведение SPO квазиказначейского пакета акций, принадлежащих дочерней компании. Обсуждается ли сейчас этот вопрос, видите в этом необходимость?

— Мы считаем, что сейчас нам важно представить рынку новую стратегию трансформации в провайдера цифровых услуг. Давайте посмотрим, как рынок отреагирует на нее, на динамику стоимости акций. В настоящее время у нас нет такой острой необходимости в продаже казначейского пакета. Но в то же время если мы почувствуем, что есть серьезный интерес на рынке, то обязательно вернемся к вопросу.

— Найдено какое-то эффективное решение в отношении вашего проекта «Спутник»?

— Мы сейчас активно работаем над браузером «Спутник», там появилась российская криптография. Мы сейчас тестируем его в целом ряде наших продуктов. Не хочу открывать тайн, посмотрим. Пока мы понимаем, где он может быть полезен. Поэтому браузер — да. Поисковик — в меньшей степени.

— Ранее сообщалось, что Ростелеком может быть назначен единственным поставщиком услуг фиксированной связи для госорганов. Так ли это?

— Да, такое решение президентом РФ принято. И федеральные органы власти приступили к его исполнению. У Ростелекома большой опыт работы в сегменте B2G, наша компания главный поставщик услуг для силовых и правоохранительных органов, но государство хотело бы, чтобы все услуги для госструктур были на балансе компании с контрольным участием государства. Причина, думаю, понятна.

— Сейчас много говорится о технологии блокчейн, о криптовалютах… Есть ли у Ростелекома проекты в этом направлении?

— Давайте разделим темы криптовалют и блокчейна. Блокчейн как технология распределенного хранения и оборота информации — это реальность, которая доказала свою полезность. Создаем сейчас специальный проектный офис, обсуждаем с потенциальными интересантами, например с Росреестром, варианты сотрудничества. Эта структура заинтересована в надежном и защищенном фиксировании результатов сделок.

По поводу криптовалют я уже как-то говорил, что это предмет веры, которая наделяет их ценностью. Ровно так же дети наделяют ценностью фантики для коллекционирования и обмена. В последнее время были довольно однозначные комментарии со стороны Центрального банка России, мы увидели решения регуляторов Китая, Южной Кореи, которые фактически запретили и проведение ICO, и тем более хождение криптовалют. В общем, криптовалютами наша компания не занимается.

 

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
0
11 Октября 2017 15:05
7
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Партнерка