Андрей Новиков: ИГ* бежит из Сирии в Пакистан и Среднюю Азию

05 Октября 2017 11:06
23
0
0
Андрей Новиков: ИГ* бежит из Сирии в Пакистан и Среднюю Азию

Позиции международной террористической группировки «Исламское государство»* в Сирии сегодня серьезно подорваны благодаря усилиям сирийской правительственной армии, которая при поддержке Вооруженных сил России освободила от экстремистов большую часть территории САР. В связи с этим значительно возросла угроза нестабильности в близких к РФ государствах Центральной Азии, многие граждане которых состоят в рядах ИГИЛ* и планируют вернуться на родину после разгрома группировки на Ближнем Востоке. Эти и многие другие вызовы региональной и международной безопасности обсуждаются в ходе открывшегося в Краснодаре XVI совещания руководителей специальных служб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств — партнеров ФСБ России. В ходе данного мероприятия руководитель Антитеррористического центра государств-участников (АТЦ) СНГ генерал-полковник полиции Андрей Новиков рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву, какие меры принимаются спецслужбами стран Содружества, чтобы Центральная Азия не превратилась в новый плацдарм террористов, по каким каналам боевики покидают сегодня Сирию и что сегодня затрудняет международное взаимодействие по борьбе с экстремизмом.

— Андрей Петрович, какие общие угрозы безопасности стоят сегодня перед странами СНГ?

— Чтобы ответить на этот вопрос, следует проанализировать результаты борьбы Вооруженных сил Сирии при помощи российской армии против международных террористических организаций, действующих в САР. По оценкам военных, сегодня от террористических формирований освобождено 90% территории Сирийской арабской республики, что является очень важным позитивным результатом.

Однако такое оздоровление обстановки влечет за собой не только положительные последствия: с осени 2016 года наблюдается переброска значительных сил боевиков ИГИЛ* из Сирии и Ирака на территорию Вазиристана (Пакистан) с дальнейшим их перераспределением. Иными словами, решение военно-политических задач в Сирии, с одной стороны, снижает численность вооруженных радикалов на физическом уровне, с другой стороны, заставляет ИГИЛ* изменить не только тактику, но и географию предстоящей активности.

— Означает ли это, что ИГИЛ* уже смирился с поражением в Сирии и готовится к масштабному исходу в страны Средней Азии?

— Действительно, судя по активности ИГИЛ* в Афганистане, можно предположить, что стратегической задачей группировки в среднесрочной перспективе является расширение присутствия на севере страны с выходом к районам вблизи границ государств Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. Таким образом, вновь актуальной стала проблема возвращенцев, которые, к слову, широко используют подложные документы, облегчающие легализацию.

Кроме того, из зон боевых действий в страны Центральной Азии экспортируется новая модель экстремизма — модернизированная технологически и тактически, адаптированная к специфике многонационального состава участников. Это происходит на фоне таких сложных явлений, как самоидентификация тюркских народов, корректировка традиционного образа жизни и, самое главное, геополитического соперничества в регионе.

Джихадистский радикализм стал средством разрешения региональных кризисов. И это самая опасная тенденция.

Ну и наконец, на наших глазах формируется новый тип террористической активности — так называемый малобюджетный террор. С одной стороны, он связан с попаданием боевиков международных террористических организаций в новые государства, в том числе с притоком беженцев в Европу, с другой — с дистанционной вербовкой террористами граждан, ранее не выезжавших в зоны боевых действий. Это своего рода осколки ИГИЛ*. Но как справедливо отмечается в итоговом отчете Европола за прошедший год, теракты в Париже и Брюсселе показали, что контролируемые из Сирии террористические сети могут рассчитывать на помощь со стороны симпатизирующих им лиц в Европе, которые сами никогда не были в Сирии.

— Достаточно ли эффективно взаимодействуют, на ваш взгляд, разведки стран мира на фоне всех этих вызовов международной безопасности?

— К сожалению, функциональный диапазон двустороннего сотрудничества оказывается во многих случаях слишком узким, чтобы охватить все значимые аспекты успешного противодействия терроризму. Сотрудничество на глобальном уровне (ООН или ОБСЕ), напротив, оказывается всеохватывающим, но малочувствительным к специфике борьбы с террором в отдельных субрегионах, в том числе и Центрально-Азиатском. В такой ситуации антитеррористическое взаимодействие на субрегиональном уровне по-прежнему является наиболее эффективным.

Сегодня явное расхождение политических и даже геополитических интересов государств блокирует многие инициативы, которые могли бы принести практическую пользу. Это также касается санкционных списков на уровне глобальных международных организаций. Хочу подчеркнуть, что взаимодействие АТЦ и международных организаций сегодня, в принципе, является возможным при соблюдении минимальных условий — отсутствии так называемых двойных стандартов, без излишней политизации и предварительных условий. Страны СНГ и их компетентные органы всегда и в полном объеме ориентированы на выполнение международных обязательств по борьбе с терроризмом.

— Каких достижений в борьбе и предупреждении терроризма удалось в последнее время достичь России совместно с государствами СНГ, отношения с которыми, в отличии от западных партнеров, не омрачены взаимными санкциями?

— Совместными и согласованными усилиями спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов стран Содружества нам действительно удалось достичь значительных успехов. Так, АТЦ СНГ на постоянной основе поддерживается в актуальном состоянии список разыскиваемых граждан. Он формируется на основе согласованного перечня статей национальных уголовных кодексов, предусматривающих ответственность за преступления террористического характера, а также отдельного перечня статей, предусматривающих ответственность за участие в боевых действиях в составе незаконных вооруженных формирований и международных террористических организаций на территории третьих стран. На данный момент мы располагаем информацией более чем о 8000 лицах, объявленных в розыск за преступления террористического и экстремистского характера. Кроме того, сформирована фототека, содержащая более 2000 изображений разыскиваемых.

— Помогли ли эти данные добиться конкретных результатов при розыске радикалов?

— Несомненно. К примеру, по итогам операции «Барьер», проводимой совместно с подразделениями финансовых разведок государств СНГ, только в 2017 году выявлено 73 лица, причастных к финансированию терроризма. Кроме того, по итогам регулярной операции «Трал-Антитеррор», проводимой совместно с национальными пенитенциарными службами государств Содружества, только в текущем году нами установлены 17 человек, разыскиваемых за терроризм, но отбывающих наказание за совершение других, как правило общеуголовных, преступлений.

Этих преступников удалось установить совместно с партнерами из Казахстана, Беларуси и России. Важность такого рода специальных совместных операций мы связываем с тем, что разыскиваемые нами террористы фактически укрываются в пенитенциарных учреждениях других государств. Находясь в колониях, они тоже не бездействуют и, как правило, выполняют функции вербовщиков, обеспечивая приток неофитов в международные террористические организации. Однако самые существенные с количественной точки зрения результаты по нейтрализации иностранных боевиков-террористов дает систематически проводимая компетентными органами государств Содружества операция «Розыск». В результате обработки и анализа предоставленной Центром информации в период за 2016-2017 годы установлены возможные места нахождения более 500 лиц, разыскиваемых государствами СНГ за совершение преступлений террористического характера.

—  Если розыск причастных к терроризму граждан стран СНГ сегодня ведется эффективно, то можно ли сказать то же самое о контроле границ Содружества?

— Тесное взаимодействие со структурами пограничного контроля государств Содружества представляется нам крайне важным. Как я уже говорил, на фоне происходящих в Сирии и Ираке событий есть все основания ожидать рост числа возвращающихся лиц, когда ИГИЛ* закономерно потерпит поражение в военном плане или прекратит свое существование.

Большинство боевиков-террористов будет возвращаться в страны исхода либо уезжать в другие государства (как СНГ, так и Евросоюза) теми же маршрутами, что и при выезде в зоны конфликта. Фактически это означает использование пересадочных рейсов из Турции в аэропорты городов стран Содружества. Специальные исследования показывают, что особенно востребован балканский маршрут. В качестве транзитных стран используются также Венгрия, Польша, в меньшей степени Румыния и Швейцария. Соответственно, превентивная работа в данном направлении абсолютно необходима.

— В завершение нашей беседы хотел бы спросить вас о прошедших в этом году учениях «Душанбе-Антитеррор-2017»: как показали себя на них спецслужбы стран Содружества, в чем заключалась специфика этих тренировок?

— Напомню, что «Душанбе-Антитеррор-2017» было проведено при координирующей роли АТЦ СНГ, Государственным комитетом национальной безопасности Республики Таджикистан при содействии Генштаба ВС РФ. В учении приняли непосредственное участие подразделения органов безопасности и специальных служб Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана.

Впервые мы вышли на учения в таком расширенном составе, что свидетельствует о глубоком понимании уровня террористических угроз, с которыми сталкиваются наши государства. Ключевой особенностью «Душанбе-Антитеррор» стала отработка эпизодов борьбы с террористами с учетом опыта сирийской операции.

*Террористическая организация, запрещенная в России

 

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
05 Октября 2017 11:06
23
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка