В США оценили историческое значение запуска первого советского спутника

04 Октября 2017 15:05
23
0
0
В США оценили историческое значение запуска первого советского спутника

ЛАС-ВЕГАС, 4 окт – РИА Новости, Алексей Богдановский. Советский космический аппарат «Спутник-1», ставший 4 октября 1957 года первым искусственным спутником Земли, бросил вызов США в холодной войне, спровоцировал взрывной рост научных и военных исследований, а также привел к созданию прорывных технологий, таких как сотовая связь и интернет. Так считают опрошенные РИА Новости американские историки освоения космоса профессор Фордхемского университета Асиф Сиддики и журналист и писатель Пол Диксон.

«Поворотный момент в истории»

Каждый, кто жил в те годы, в точности помнит, где он был и что делал в момент, когда пришла сенсационная новость о запуске первого спутника. Журналист Пол Диксон, автор книги «Спутник: шок столетия», говорит, что буквально стал свидетелем истории.

«Я шел через кампус университета, и другой студент сказал мне, что русские запустили ракету в космос – правда, он в этом ошибся. Инстинктивно мы посмотрели на небо, как будто могли это увидеть», — рассказал Дискон. В один из последующих дней он действительно увидел на стадионе за городом «Спутник-1», который, как блестящая булавочная головка, проносился в небе над США.

«Моя первая реакция – как будто я присутствовал на битве при Гастингсе, при каком-то поворотном моменте в истории», — говорит Диксон. Битва при Гастингсе 1066 года завершила норманнское завоевание Англии и изменила ход британской и европейской истории.

Шок и вызовПо словам Диксона, молодежь была воодушевлена, но более взрослые люди нередко были в шоке.

«Как студент колледжа, как молодой человек, я совсем не был испуган, это было что-то вроде сбывшейся мечты. Мы выросли на чтении научной фантастики, читая о космосе. Это было восхитительно. Первая реакция была: космический век начался!.. Чем вы были старше, тем более страшно вам становилось. Когда мы поняли, что та же ракета, которая может вывести спутник в космос, может также долететь до Чикаго – ведь это та же технология, тот же инструмент, – та часть этой истории, которая касалась возможного использования в качестве оружия, стала пугать нас», — пояснил Диксон. «Примерно через неделю стали появляться мысли о том, что это означает для безопасности Соединенных Штатов», — добавил он.

«Спутник-1» смог «зажечь» энтузиазмом целую страну, можно сказать, что в целом его эффект был положительным, хотя первоначальной реакцией были шок, смятение и унижение", — говорит профессор Асиф Сиддики, автор книг о первом спутнике и о советской программе освоения Луны.

«Конечно, было воодушевление среди многих людей, многих спутник воодушевил и вдохновил участвовать в космической программе. Но, конечно, было немало страха – если можно вывести спутник на орбиту — а „Спутник-1“ много раз пролетел над территорией США, — то люди в США боялись… потому что они (СССР — ред.), очевидно, могли запустить и бомбу», — пояснил исследователь.

«Было чувство вызова, потому что это было наглядное свидетельство того, что технологическому превосходству Америки был брошен вызов… До этого было чувство самоуспокоенности, чрезмерной самоуверенности. Тот факт, что СССР побил американцев в ключевом аспекте технологий, дал тем основания почувствовать этот вызов», — сказал Сиддики.

Изобретательная конструкция

Сам аппарат «Спутник-1» не был вершиной технологических достижений, считает Диксон. «Технология там, в общем, не очень развитая. Батарея от трактора или грузовика, топливо – керосин», — поясняет он.

Однако Сиддики назвал конструкцию аппарата «изобретательной во многих отношениях», отметив его миниатюрность и точное соответствие поставленным задачам.

«Он был очень маленьким. Там был радиопередатчик, батарея, пара деталей для поддержания температуры, красивый элегантный дизайн. „Спутник-1“ делал именно то, что от него требовалось: посылал свои „бип-бип“ на Землю, чтобы все слышали. Это „бип-бип“ было крайне важным, поскольку шло из космоса», — пояснил он.

Научная революция

«Спутник-1» спровоцировал небывалый рост интереса к науке, финансирование которой выросло в США в разы. Также было основано аэрокосмическое агентство НАСА.

«Огромные деньги были вложены в знания и образование… Были сделаны огромные инвестиции в военный сектор и исследования, в частности была создана организация, которая впоследствии помогла создать интернет», — говорит Сиддики. Речь идет об Агентстве США по перспективным исследованиям, в недрах которой появился прототип всемирной паутины.

«Люди моментально поняли, что наши технологии отставали, наши инженеры занимались глупыми, неважными вещами. Это привело к огромному возрождению науки», — говорит Пол Диксон.

Оба исследователя отмечают, что множество технологий – GPS, сотовая связь, — зародились из исследований, которые напрямую были спровоцированы «Спутником-1».

«Спутник-1» начал научную и технологическую революцию, мы живем в эпоху, начатую этой революцией. Мы не отдаем себе отчета в том, что в нашей ежедневной жизни многие вещи связаны с космосом, в то время как мы воспринимаем их как что-то само собой разумеющееся. Google Maps и GPS – это все космос", — говорит Сиддики.

Признание основоположников

Оба автора отмечают, что начало космической гонки помогло вспомнить о достижениях пионеров космической науки – российского философа и ученого Константина Циолковского (1857-1935) и пионера практического ракетостроения американца Роберта Годдарда (1882-1945).

«Да, „Спутник-1“ вернул нарратив прошлого в публичную дискуссию, это прошлое уже включало Циолковского, Годдарда, Германа Оберта из Германии и других… Циолковский был почти полностью забыт на Западе, никто особо не уделял ему внимания. Его имя вновь стало частью разговора о том, кто был основателем (космонавтики) с точки зрения математики и научных принципов. Аналогичным образом и Роберт Годдард был полузабытой фигурой, а после „Спутника-1“ многие американцы по праву признали его основоположником ракетостроения», — говорит Сиддики.

«Кое-что из того, что писал Циолковский, было научной фантастикой. Но его теоретическое влияние был очень важным», — сказал Диксон. По его словам, не случайно и символично, что запуск «Спутника-1» лишь на пару недель опоздал к столетнему юбилею со дня рождения Циолковского.

Хрущев, Эйзенхауэр и милитаризация космосаПо мнению обоих исследователей, президент США Дуайт Эйзенхауэр и генсек ЦК КПСС Никита Хрущев с самого начала пытались прийти к балансу, который бы позволил гражданское освоение космоса наряду с военным.

«США могли оказаться в космосе раньше, но Эйзенхауэр не хотел, чтобы армия запустила спутник, он считал, что это будет выглядеть как акт войны», — полагает Диксон. По его словам, Эйзенхауэру и Хрущеву хватило лидерских качеств, чтобы избежать прямой конфронтации в космосе, и если бы у власти в той или другой сверхдержаве был «сумасшедший генерал», все могло бы быть хуже.

«Эйзенхауэр использовал космос для развития образования, для привлечения детей из бедных семей в образование, инженерные специальности, науку», — считает Диксон.

«Думаю, что Эйзенхауэр намеренно не отдал космос в руки военных. Это предотвратило то, чтобы космос стал платформой для оружия. Если бы мы отдали космос ВВС или армии, то СССР пришлось бы ответить. Но этого не случилось. Эйзенхауэр принял очень разумное решение начать строить спутники связи», — сказал Диксон.

Сиддики при этом отмечает, что военная составляющая в освоении космоса была всегда.

«Как и во всем в холодной войне, есть две стороны медали. Эйзенхауэру не хотелось запускать в космос спутник, который бы пролетел над СССР (из-за военной напряженности – ред.)… Он хотел создать гражданские спутники, чтобы установить порядок пролета над иностранной страной, чтобы никто не чувствовал угрозы. И когда это было установлено, можно было уже запускать спутники-шпионы. Так что задолго до „Спутника-1“ Эйзенхауэр распорядился начать программу создания спутников-шпионов против СССР», — пояснил Сиддики.

«У Эйзенхауэра был двойной подход: во-первых, не будем делать так, чтобы СССР чувствовал угрозу, во-вторых, обеспечим шпионаж за СССР. Это очень прагматичный подход», — добавил исследователь.

Вызовы будущего«Спутник-1» позволил двум сверхдержавам вести «культурную и благородную борьбу», выступая суррогатом прямого военного столкновения, считает Диксон. Сиддики отмечает, что холодная война шла в политической и экономической сфере, в науке, в культуре.

При этом, по его словам, милитаризации космоса избежать не удалось, даже несмотря на то, что холодная война завершилась.

«Не сомневаюсь, что русские и китайцы сейчас могут привести в действие некоторые системы, играющие значительную военную роль в космосе. Я не сомневаюсь также, что США тоже имеют подобные системы. Это продолжается уже давно. Сейчас три великие державы ведут активность в космосе. Но милитаризация космоса – это уже реальность, а не фантазия», — сказал он. По его словам, важная роль в ограничении возможной гонки вооружений в космосе должна принадлежать ООН.

Другой вопрос, по словам Сиддики, — будущее государственных космических агентств.

«Думаю, что баланс космических исследований сильно изменился. Во-первых, из-за того, что холодная война закончилась. Во-вторых, из-за прихода многих новых компаний, которые берут на себя функцию исследований. Для агентств, таких как НАСА, всегда будет место, потому что они осуществляют фундаментальные исследования… Холодная война закончилась 25 лет назад. Думаю, пришло время оставить позади старую модель и попытаться начать партнерство с частными корпорациями», — полагает Сиддики.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
04 Октября 2017 15:05
23
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка