Эксперт: "учебник для большинства" не мешает вариативности в образовании

28 Сентября 2017 15:06
20
0
0
Эксперт: "учебник для большинства" не мешает вариативности в образовании

Что такое «обязательная линейка учебников»? Не повлечет ли за собой ее введение отказ от ключевой стратегии развития образования – его вариативности? Как связаны между собой тесты Единого экзамена и содержание учебника? Почему уметь быстро ориентироваться в открытых материалах гораздо важнее для выпускника школы, чем хранить знания в памяти? Об этом корреспондент РИА «Новости» поговорил с первым вице-президентом АО «Управляющая компания „Просвещение“» Михаилом Кожевниковым. 

 – Михаил Юрьевич, сегодня в федеральном перечне числится 1376 школьных учебников. Министр образования Ольга Васильева назвала эту цифру колоссальной, заявив о необходимости навести порядок в сфере учебного книгоиздания. А вот данные сентябрьского опроса ВЦИОМ: 70 процентов россиян поддерживают введение так называемых «основных учебников» в школе. По каким предметам они будут создаваться? 

– Тема «единого учебника» обсуждается в СМИ, широком профессиональном сообществе достаточно активно. Но речи о конкретных предметах сейчас пока не идет. Обсуждается сам принцип доступности базового ядра знаний независимо от места обучения детей.         

Напомню основные приводимые в прессе доводы в пользу такой доступности. Учителям было бы удобнее работать с более компактным перечнем изданий – сейчас он явно раздут, что затрудняет их осмысленный выбор. Родителям важно быть уверенными, что уровень знаний ребенка соответствует некоему заданному государством эталону, гарантирующему мобильность и взрослым, и детям. 

Эти простые соображения приводят к выводу о необходимости вернуться к идее единого образовательного пространства, опирающегося на базовый содержательный фундамент в каждой школе. Такое пространство реализовано во многих странах.   

Система образования и в нашей стране, начиная с царской России (тогда – просвещения), формировалась как единая. Наша отечественная история, традиции и, наконец, соображения здравого смысла склоняют к выводу: территория образования должна быть единой, с ясными границами, а содержание программ базовым. Оно реализуется в наборе основных учебников – его еще называют «обязательной линейкой».  

– Некоторые высказывают опасение: не станет ли «обязательная линейка» поперек дороги ищущим педагогам, нестандартным школам и методикам?     

– Я бы не стал употреблять термин «обязательная линейка учебников», он неправильный. Мы говорим о едином образовательном пространстве, в рамках которого базовые линейки учебников реализуют тщательно отобранные содержательные требования к знаниям, установленные государством. Оно как регулятор на рынке образования, инвестирующий в эту систему, выдвигает свои требования к контенту учебной литературы. А издательства выполняют заказы школ. 

Единое образовательное пространство не исключает вариативности. Я уверен, что вариативных программ, учебников, по-новому структурированных учителем или преподавателем кружка, рассчитанных на разные вкусы и аппетиты ребят, в школе и вокруг нее будет много. Кроме того, всегда под рукой Интернет, репетиторы, кружки, секции второй половины дня. Твори, ищи себе дело по сердцу. А кому-то ближе авторская школа, частная, экспериментальная – пожалуйста, выбор за семьей. 

– Вы уверены, что найдутся родители, которые поведут детей в экспериментальные школы?  

– Во-первых, в условиях той динамичной неопределенности, в которой мы живем, нельзя опираться на заученный однажды за партой свод знаний. Нужно все время их приращивать. И родители это прекрасно понимают.   

Во-вторых, и я об этом уже говорил, мы не удаляем с рыночного поля вариации учебной книги (альтернативные, углубленные, дополнительные и так далее пособия, а вместе с ними и школы). Наоборот, даем им ход, зеленый свет, точку опоры и шкалу отсчета. 

– На ваш взгляд, всегда ли альтернативный учебник (вспоминается азбука Льва Толстого, «Вредные советы» Григория Остера) лишен базовых научных основ? Можно ли в принципе создать учебник, допустим, по математике без четырех действий арифметики? А по физике – без законов Ньютона?  

– Для меня в эпитете «альтернативный» заложено противопоставление базовости. Поэтому я предпочитаю понятие «вариативный» учебник, который предполагает многообразие. И не верю, что в школе будет только один его вариант, это же нонсенс. 

Из тридцати линий по математике останется, скажем, десять. Ну и что? Выбор-то налицо, и он впечатляет. Книги все равно будут отличаться уровнем погружения в предмет, методическими концепциями, языком, связью с другими дисциплинами. 

Возвращаясь к вашему вопросу. Законы физики можно на уроке демонстрировать по-разному, приводя различные примеры, применяя разные учебные приемы. Но по-разному преподнести в книге саму ткань закона, его зерно вы вряд ли сможете. Но ровно это и ложится в «базу». Просто необходимо эту базу сделать добротным учебным пособием, вот и все. 

– На круглом столе в МИА «Россия сегодня» один из экспертов заметил: «Ребенок в первую очередь учит то, по чему его оценивают, он очень точно ловит эти сигналы». В связи с этим возникает риск превращения настольной книги школьника в набор завуалированных тестов, от которых мы долго уходили. Как этот риск минимизировать? 

– По вопросу о корреляции между учебником и «тестом на выходе» могу поделиться своим давним убеждением. В этой книге должно быть все, что позволит ребенку сдать экзамен нормально. И наоборот: материалы, которые в учебнике отсутствуют, в экзаменационные вопросы войти не должны. 

Но нерв проблемы в другом. Навыки, которые ребенок должен «включить» в голове, чтобы справиться с тестом, зависят еще и от формулировок в экзаменационных заданиях. А это вопрос не к учебникам, здесь уже речь идет не об истреблении или спасении альтернативности в их перечне, а о том, как осуществляется проверка знаний выпускника.  

Именно здесь уместнее всего говорить о развитии современных компетенций будущего гражданина. Какие элементы воспитания должны быть в школе, как они отразятся в содержании экзаменационных вопросов? 

Подчеркну: миссия учебника и его возможности гораздо шире помощи школьнику в механической подготовке к экзаменам. И все же именно экзамен служит во многом камертоном для учителя, ученика, родителя в решении их каждодневных труднейших проблем и задач. И для издателя учебника, в том числе. 

– Как вы считаете, должна ли в тест ЕГЭ закладываться проектная или командная работа? 

– Конечно. Экзамен – это один из сильнейших мотиваторов на получение знаний. Поэтому развитие и структурирование содержательных требований к испытуемому – задача в моем представлении более чем серьезная. Развивая «выпускные» измерители, можно очень сильно обогатить содержание программ, уроков, школьных книг.   

Почему в мире так много говорят сейчас про геймификацию урока? Задача образования всюду одна – сохранить здоровье подрастающего поколения, обеспечив индустрию грамотными кадрами, воспитать граждан страны. Игра как один из методов открывает такую возможность. 

– В этой связи: как вы относитесь к идее доцента МГУ Милослава Балабана предоставить в помощь сдающему ЕГЭ одиннадцатикласснику все ресурсы интернета? Но измерять при этом – не знания, а скорость их поиска. «Найти, придумать, сообразить» – так сформулировал ученый задания для своего «открытого экзамена». 

– Измерять время, а, стало быть, ловкость и сноровку в пользовании знаниями – это очень хороший тест, по-моему. Я бы его поддержал. Рынок не может стоять на месте, на нем должно цвести разнообразие. И ЕГЭ в этом смысле рычаг весьма мощный. В том числе и для развития учебного книгоиздания.  

 

 

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
28 Сентября 2017 15:06
20
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка