Эксперт: фестиваль Maker Faire разбудит в москвичах дремлющих "кулибиных"

08 Сентября 2017 19:05
3
0
0
Эксперт: фестиваль Maker Faire разбудит в москвичах дремлющих "кулибиных"

Правда ли, что самые яркие проекты Maker Faire обычно приобретают всемирную известность? Представители каких именитых зарубежных университетов примут участие в столичном шоу? Чем современный мейкер отличается от пионера эпохи СССР и каким образом он выводит на рынок продукт, минуя устоявшиеся маршруты? Об этом и многом другом корреспонденту РИА Новости рассказал руководитель лаборатории цифрового поризводства FabLab Национального исследовательского технологического университета «МИСиС» Владимир Кузнецов.   

– Владимир Евгеньевич, сколько студентов и из каких вузов примут участие в фестивале?

– Maker Faire это праздник для творческих людей самых разных возрастов и видов деятельности. Площадка, где достижениями делятся не только сегодняшние, но и завтрашние студенты. В этом и главная прелесть шоу – можно увидеть, чего с помощью современных инструментов способен добиться талантливый школьник, маститый крафтер (в переводе – «производитель, разработчик») или команда инновационного стартапа.

Студенты не «доминируют» на фестивале. В то же время, оглядываясь в его недавнее прошлое, нельзя не вспомнить проекты Московского политеха, университета имени Баумана. И, конечно, НИТУ «МИСиС», где научно-техническому творчеству студентов уделяется повышенное внимание.

Особая роль на Maker Faire отводится существующим при московских вузах ЦТПО – центрам технологической поддержки образования. Это площадки, позволяющие использовать инфраструктуру ведущих вузов для поддержки проектной работы московских школьников.

На фестивале представлены проекты, реализованные в ЦТПО НИТУ «МИСиС», МАИ, в университетах имени Пирогова и Тимирязева.

– Ожидаются ли на Maker Faire представители зарубежных университетов?

– Да, его посетят представители MIT, Кембриджского университета, университета Аризоны, университета штата Висконсин, Пекинского и Харбинского университетов, политехнического университета Барселоны. Некоторые вузы выступят с презентациями, а коллеги из Барселоны проведут свои мастер-классы.

Какие особенности «конструкции» этого праздника творчества и трудолюбия позволяют говорить о его образовательном эффекте и возможностях? Или понятия «шоу, развлечение» и «школа» не антиподы, а союзники?

– Самое эффективное обучение происходит там, где обучаемый не осознает, что учится. Во время работы над интересными проектами студент неизбежно ощущает дефицит знаний, но быстро его восполняет. Естественно появляются вопросы, на которые нужно искать ответ. Неважно, на просторах ли всемирной паутины или из диалога с наставником. При этом сомнений в полезности знания не возникает.

Мы живем между долгами и страстями. И основные образовательные программы лежат в поле долгов. С другой стороны, дополнительное образование это то, что нравится, это из поля страстей.

Maker Faire добавляет к страстям азарта: хочется, чтобы твой проект заметили. Значит, его полезность или крутизну нужно доказать широкой публике. Важно и то, что фестиваль имеет международный статус, так что действительно яркие проекты приобретают всемирную известность.

– Насколько активно, на ваш взгляд, мейкерство развивается в России?  

– Активно, стремительно и в целом закономерно. В его современной форме оно просто обречено на успех: тут совпали потребности и возможности большого числа людей. Потребность «утомленных потребителей» делать вещи своими руками. И безграничные возможности для удовлетворения этих потребностей.

Они возникают в связи с демократизацией средств производства, разработкой новых продуктов. Правда, Россия несколько отстает в этом плане от США, Нидерландов, Италии, Японии. Но мы быстро наверстываем.

– Вслед за советской пионерией и ленинградскими коммунарами московские мейкеры провозгласили одной из своих целей «улучшение окружающего мира». Чем тогда отличаются они от тех же пионеров прошлых лет? 

– Современный мейкер как раз похож на них, наоборот. Причем не только на советского пионера, но и на мастера эпохи возрождения. Это одни и те же люди, только родившиеся в разное время.

Мы все мейкеры и всегда ими были. Другое дело, что мейкеры сегодняшнего дня могут обратиться к инструментам, которыми совсем недавно обладали только крупные компании.

Сегодня мейкер, то есть, дилетант, любитель, может воспользоваться средствами компьютерного дизайна для разработки качественно нового продукта. В стенах ближайшего мейкерспейса или фаблаба (цифровой мастерской) провести несколько итераций по подготовке функционального прототипа.

С помощью краудфандинговой платформы собрать инвестиции для запуска производства. И, наконец, вывести продукт на рынок, подчеркну – минуя устоявшиеся маршруты! 

Мир радикально поменялся: сегодня у любителей появляются конкурентные преимущества перед профессионалами. В эру доступной информации важнее становятся такие качества, как широкий кругозор и креативное мышление (почти наверняка присущие любителю, то есть влюбленному в то, что он делает), чем узкая специализация и проверенные шаблоны, характерные для профессионала.

Мейкеры дня сегодняшнего тоже стремятся изменить мир к лучшему. Но сейчас возможностей для этого больше.

– Могло ли это движение зародиться в России раньше, чем в Америке? И почему, на Ваш взгляд, этого не случилось?

– Примерно с 1950-х годов движение «делай сам» или DIY («Do it yourself!») распространяется по всему миру, не исключая СССР. Радиолюбители, чердачные астрономы, авиамоделисты и ракетостроители – движимые любопытством и страстью люди творили, пробовали и выдумывали.

В 1970-е годы появились компьютерные клубы. Именно любители, собиравшие процессоры на кухнях и в гаражах, обеспечили появление умных машин, за массовое производство которых позднее взялись профессионалы.

Однако персональные компьютеры и Интернет сыграли с мейкерством злую шутку – энтузиасты и подвижники ушли в онлайн, что привело к драматическому вымиранию инициативных сообществ.

Но вот новый импульс к развитию. Интернет, который погубил радиолюбительство, теперь помогает развивать современное мейкерство. У любителей появились цифровые инструменты: средства компьютерного дизайна, станки с ЧПУ, 3D принтеры. В этой, нынешней ипостаси «самоделкины» действительно родились в США. Но государственные границы для этого движения прозрачны.  

– Что ждет движение завтра?

– Maker Faire это, безусловно, главный фестиваль юных кулибиных и королевых. В нем как в зеркале отражается развитие мейкерства современного этапа. Десять лет назад, когда прошел первый фестиваль, еще было неясно, состоится ли второй. Но только в прошлом году в мире прошло более 200 Maker Faire.

Еще быстрее растет число его участников и посетителей. Во многих из нас дремлет мейкер и, пожалуй, проще всего его разбудить, посетив Maker Faire.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
0
08 Сентября 2017 19:05
3
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Партнерка