Александр Галушка: делегация КНДР приняла к сведению нашу позицию по пускам

08 Сентября 2017 00:05
9
0
0
Александр Галушка: делегация КНДР приняла к сведению нашу позицию по пускам

Глава Минвостокразвития Александр Галушка в интервью РИА Новости рассказал, какие стратегические решения по развитию Дальнего Востока приняты в ходе Третьего Восточного экономического форума, как трехсторонние проекты КНДР-Россия-Южная Корея могут повлиять на ситуацию на Корейском полуострове и что дадут макрорегиону три ближайших Олимпиады, которое пройдут в АТР.

— Александр Сергеевич, мы с вами беседуем после пленарного заседания, на котором президент Владимир Путин заявил, что нужно искать дополнительные источники финансирования Дальнего Востока, чтобы уровень развития региона был выше среднероссийского. Какие это могут быть источники, какие предложения есть у вас? Как можно достичь такого уровня и за какой срок?

— Действительно, об этом шла речь и на пленарном заседании, и вчера на президиуме Госсовета. Таких источников три. Первый источник — это существующие госпрограммы. Вчера было особо отмечено, что по некоторым из них неприемлемый уровень текущего финансирования Дальнего Востока. Когда в регионе живет 4,2 % от общей численности населения, а, допустим, в программе социальной направленности выделяется полпроцента финансирования на Дальний Восток. Это же не нормально. Это не ускоренное развитие. Это запрограммированное отстающее развитие Дальнего Востока. Важно, что именно к президиуму Госсовета — а это не рядовое совещание, это фундаментально подготовленная тема, — весь этот анализ был проведен, все эти цифры были президенту представлены. Владимиром Владимировичем Путиным все оценки были даны и поручения тоже сформулированы. Первый источник — когда мы просто в соответствие приводим. Не полпроцента, а 4,5 % нужно набрать на Дальнем Востоке, а если мы об ускоренном развитии говорим — и 5%, и больше можно процентов. Это первый источник — перераспределение, нормализация, я бы сказал, финансирования Дальнего Востока.

— Минфин что-то говорит уже?

— А что здесь говорить? Это президент такую задачу поставил. Это уже на уровне правил подготовки госпрограмм стало нормативным, обязательным к исполнению требованием. Это уже в постановлении правительства закреплено. Второе — тоже вчера на президиуме Госсовета об этом шла речь — регионам со следующего года будут оставлять прирост федеральной части налога на прибыль. И мы говорим о том, что эти деньги должны не проедаться, а направляться на развитие. Это второй источник. И по третьему направлению мы тоже сейчас работаем, немножко рано об этом говорить. У нас третье направление в проработке, но все-таки правительство это коллегиальный орган, мы должны прийти к консенсусному решению, и после этого объявим. Два уже достаточно определенных, ясных источника, по третьему работаем.

— Когда планируете объявить?

— Точно до конца года.

— Путин также заявил, что инвесторы территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток (СПВ) до 2025 года получат десятилетнюю льготу по уплате страховых взносов. Какой эффект ожидаете от этой меры?

— Во-первых, эта льгота и сейчас десятилетняя. Но как она действует — только первые три года с момента создания территории опережающего развития. Например, у нас есть в Приморье ТОР «Надеждинская». Она была создана в июне 2015 года. Если бы не это решение президента, то новые инвесторы, которые бы пришли в июле следующего года, уже не имели бы льгот по страховым взносам. Но очевидно, что нам не три года Дальний Восток надо развивать. И президент сказал — до 2025 года все это будет работать. Любой инвестор, который придет до 2025 года, будет иметь десятилетнюю льготу по уплате страховых взносов по ставке не 30 %, а 7,6 %.

— Президент также говорил о необходимости вовлечения КНДР в экономические проблемы в регионе, в частности, говорилось про железнодорожный транспорт и газопровод. Есть ли уже какие-то наработки?

— Наработки есть, им уже много лет. Хочу напомнить, что наш президент уже 16 лет продвигает идею трехсторонних проектов на Корейском полуострове — Россия-КНДР-Республика Корея. Это газопровод, ЛЭП и железная дорога. В части железной дороги первый важный шаг реализован. Построена ветка Хасан-Раджин. Она работает, объем грузовой базы приближается к пяти миллионам тонн ежегодно. Это существенные и понятные объемы. Естественно, что эту железную дорогу надо продлевать, и об этом сегодня говорили и наш президент, и президент Республики Корея, имея в виду соединение южнокорейских железных дорог с нашим Транссибом через территорию Северной Кореи. Позиция России остается неизменной уже в течение 16 лет. Надеемся, что новое политическое руководство Республики Корея к этому отнесется как к практической задаче, а не как к разговорам. Разговоров много, но дел не так много. Безусловно, это могло бы стать хорошим фактором стабилизации положения на Корейском полуострове.

— А вы эту тему с северокорейской делегацией на встрече в ходе форума поднимали?

— Да, северокорейская делегация готова. Если брать первый прецедент Хасан-Раджин, то там управляющая компания «РасонКонТранс», где 67% у РЖД, 33%, и половина доли РЖД ждет южнокорейского партнера.

— Что говорят южнокорейцы?

— Они считают рентабельность.

— Долго они считают…

— Видите, вы сами за меня отвечаете. Я — без комментариев.

— Были сейчас с южнокорейской стороной контакты на эту тему?

— Да. И переговоры на высшем уровне состоялись, и после этого был пресс-брифинг, на котором оба президента об этом говорили, что это надо делать, надо продвигать. Это хорошо, это будет очень полезно.

— Пока сроков нет?

— Конечно, нет.

— Северокорейцы предложили какие-то новые проекты в ходе вашей встречи на ВЭФ?

— Да, предложили, но это проекты для обсуждения и изучения, и пока рано об этом говорить, поскольку они еще не изучены.

— Они будут изучаться на правительственном уровне?

— Они будут изучаться на предметном уровне. Если в них какое-то содержательное зерно будет и они не будут противоречить тем решениям, которые приняты Советом Безопасности ООН, то можно об этом говорить и можно по этим линиям работать. Но мы подчеркнули и обратили внимание северокорейской стороны, что это возможно только в тех рамках, которые допустимы принятыми резолюциями Совета Безопасности ООН.

Мы также наших северокорейских партнеров проинформировали о том, что эти ракетно-ядерные, назовем их так, эксперименты разрушают наши торгово-экономические отношения. Они на нет сводят работу межправительственной комиссии. И призвали к сдержанности наших северокорейских партнеров. Никому эти взрывы и запуски не нужны, они очень сильно мешают, создают совершенно ненужную эскалацию и напряжение. У нас эти контакты состоялись, но важна последующая сдержанность.

— Они отреагировали на это?

— Приняли к сведению эту информацию. Мы все это до них очень тщательно и подробно донесли.

—  Вы не собираетесь с визитом в Северную Корею в ближайшее время?

— Не собираюсь. В ближайшее время не собираюсь.

— Во время общения с вами делегация КНДР передавала какие-то послания от высшего руководства?

— Нет, не передавали.

— Известно ли вам о каких-либо контактах на форуме между представителями Северной и Южной Кореи?

— Мне неизвестно.

— Президент Южной Кореи заявил, что страна будет активно вкладываться в освоение Дальнего Востока. Как именно, какие уже есть проекты, предложения?

— Южнокорейская сторона хочет создать специальную профильную структуру совместно с нашим Агентством Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта по целевому привлечению южнокорейских инвесторов на Дальний Восток — в ТОРы, в Свободный порт Владивосток. Мы только можем это приветствовать. Мы уже обращали внимание южнокорейских партнеров, что они несколько отстают. У нас такие структуры с Японией и Китаем есть. С Японией — с японским банком международного сотрудничества JBIC. С Китаем — с Ассоциацией поддержки китайского бизнеса за рубежом. На правительственном уровне это все поддерживается Минвостокразвития и нашими партнерами — ведомствами из Китая. То же самое хотят сейчас сделать корейцы. Вообще, хочу сказать, что с приходом нового политического руководства мы видим другую динамику со стороны корейского бизнеса. Мы очень надеемся, что по корейским инвестициям будет существенная активизация.

—  Россия и Южная Корея создадут форум межрегионального сотрудничества. Кто может участвовать? Когда планируете встретиться, какую площадку готовы предложить?

— Такая задача главами государств поставлена, мы готовы работать по ней. Но она только что прозвучала. Пока рано.

—  Три ближайшие Олимпиады пройдут в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Зимние игры-2018 в Корее, летние-2020 в Японии, зимние-2022 — в Китае. На ваш взгляд, что это даст региону и окажет ли какое-то влияние на российский Дальний Восток?

— Позитивное влияние. Наши олимпийские команды будут готовиться на Дальнем Востоке. Инфраструктура будет обновляться, создаваться, задействоваться, это очень хорошо. Конечно, это такой драйвер, который стимулирует развитие спорта вообще на всех территориях, которые находятся в орбите проведения этих Олимпиад.

— Готовы ли вы уже подвести предварительные итоги форума? Может быть, есть уже данные, сколько соглашений подписано и на какую сумму?

— Это не окончательная цифра, заключено уже 194 инвестиционных соглашения на 2,4 триллиона рублей. В прошлом году у нас было 1,8 триллиона рублей. Уже на 600 миллиардов рублей больше. И это еще не конец.

Второе — это новый пакет принципиальных стратегических решений по развитию Дальнего Востока, которые озвучил президент и на пленарном заседании, и на президиуме Госсовета. Мы уже об этом говорили.

Третье — по составу участников, по количеству стран — в два раза больше, чем в прошлом году. Тридцать стран было в прошлом году, в этом году — 61 страна. При этом, как и в прошлом году, у нас главы Японии и Южной Кореи, президент Монголии присоединился, Китай представлен вице-премьером, Индия — министром иностранных дел, Соединенные Штаты Америки — губернатором Калифорнии.

—  Кстати, встречались с ним?

— Не успел. Мы видим, что интерес к форуму растет, объемы соглашений растут, география форума растет, качество и глубина дискуссии растет.

— По количеству участников есть новые данные? Ранее вице-премьер Юрий Трутнев назвал цифру 4,2 тысячи человек.

— Да, 4,2 тысячи, так и есть.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
0
08 Сентября 2017 00:05
9
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Партнерка