"У нас общая с вами история". Одесса всегда будет петь по-русски

07 Сентября 2017 15:06
1
0
0
"У нас общая с вами история". Одесса всегда будет петь по-русски
Захар Виноградов, обозреватель РИА Новости

Почему Одесса знаменита на весь мир?

Есть несколько мнений на этот счет.

Говорят, потому, что многие одесситы, выехав Израиль или в США на Брайтон-Бич, до сих пор не могут забыть родной город у «самого Черного моря», и поэтому он живет в них даже где-нибудь за тридевять земель.

А еще потому, что многие известные писатели и поэты, родившиеся в Одессе, сохранили особый одесский колорит в песнях, стихах и романах.

Кто-то утверждает, что у Одессы своя особая история, культура и даже памятники свои, ни на что не похожие.

Все это так. Но думаю, главное все-таки в другом. Секрет Одессы в том, что здесь сложилось какое-то удивительное общеодесское единство. Говоря иначе, особый социокультурный конгломерат, когда один одессит думает, чувствует и реагирует на окружающий его мир так же, как вся Одесса, а вся Одесса — как отдельно взятый одессит.

Говорят, мечтают и думают в Одессе, хотя и с особым — одесским — мягким акцентом, но все же по-русски.

«Поехали, извозчик, на Арбат»

Мы сидим в знаменитом, благодаря Александру Куприну, ресторане «Гамбринус». И хотя настоящие одесситы знают, что Куприн описывал другой «Гамбринус», которого уже нет на карте Одессы, все-таки и названием, и традициями этот ресторан обязан русскому писателю.

Как и сто с лишним лет назад, здесь играет небольшой местный коллектив музыкантов. Всем им сильно за 60, и поэтому кажется, что они здесь были всегда — и при Куприне, и при советской власти, остались и при Незалежности.

Впрочем, возможно, так оно и есть. Я помню, как сорок лет назад, в этом же колоритном подвале на Дерибасовской, 31, два музыканта, два брюнета — скрипач-еврей Мойша и гитарист-цыган Яша — пели знаменитую песню из советского сериала «Знатоки», в которой «если где-то, кое-кто у нас порой честно жить не хочет».

И я помню, как Яша с особым одесским цинизмом в припеве вместо слов «Мы все время на посту» под общее ликование публики пел «Мы все время на тосту».

В общем, это была тогда вполне безобидная, но очевидная антисоветчина. И в этом была Одесса — хулиганская, контрабандная, остроумная.

А нынешние, кажется, те же самые Мойша и Яша и еще два их приятеля, но теперь уже совсем седые и по возрасту неторопливые, объявляют, что в их репертуаре много песен — и еврейских, и итальянских и «даже Синатра», но петь они про Одессу будут по-русски.

При сегодняшней Украине в этом их русскоязычии есть особый шик. Потому что все радиостанции и телеканалы Украины обязаны по закону ограничивать свое вещание на иностранном (читай — на русском) языке 25 процентами эфира. Конечно, на одесситов Яшу и Мойшу этот закон не распространяется, и потому, сыграв пару музыкальных композиций в виде попурри советских песен про Одессу, они мягко, по-одесски небрежно и в то же время с непередаваемым ностальгическим чувством поют песню совсем не про Одессу, а про Москву: «Поехали, извозчик, на Арбат».

Такие вот здесь совсем не проукраинские настроения. Хотя в этом афронте киевской власти и есть суть одесситов — хулиганская демонстративная непокорность.

Как советская власть вернула городу Дерибасовскую

Мы выходим из «Гамбринуса» и пересекаем пешеходную на всем ее протяжении Дерибасовскую, чтобы оказаться в Городском парке. Именно так — с большой буквы, потому что это не только принадлежность, но и название.

Парк этот подарил городу более 200 лет назад губернатор Одессы француз Де Рибас. Конечно, француз не мог увезти с собой на родину кусочек Одессы и потому подарил одесситам то, что им и так по праву принадлежало. Но благодарные одесситы назвали в честь своего французского губернатора главную улицу города. Так улица Де Рибаса (с ударением на «и») превратилась на вечные времена в Дерибасовскую. И с тех пор ни одна власть не сумела ничего с этим поделать.

Конечно, при Советах иметь в городе улицу, названную в честь «царских сатрапов», было идеологически неправильно, и поэтому улице дали имя Чкалова.

Знаменитого советского летчика в Одессе любили. Но традиции любили еще больше. Да и при чем здесь главная улица города? Где тот Чкалов и где — Одесса?

И вот, удивительное дело, советская власть чуть ли не единственный раз сдалась, и уже после Великой Отечественной войны вместе со звездой и именем города-героя главной улице вернули ее «старорежимное» название. И она снова стала Дерибасовской.

А звезда Героя и звание города-героя тоже сохранились даже до сегодняшних «незалежных» дней. На вокзале — звезда, а напротив знаменитого Одесского оперного театра, который в двух шагах от Дерибасовской, есть монументальные списки всех одесситов — героев Советского Союза и героев Социалистического труда. Ухоженные, отреставрированные, не оскверненные.

В самом Городском парке уже после советской власти был установлен памятник другому знаменитому одесситу, который в своих песнях прославлял и Одессу, и его улицы, и его защитников, — Леониду Утесову.

С тех пор Утесов навсегда присел на скамейке, и теперь каждый одессит может сфотографироваться с ним в обнимку. А еще существует такое одесское поверье, что если потереть нос Утесова, то обязательно тебе будет «одесское счастье».

Что такое «одесское счастье», каждый понимает по-своему, но нос у Утесова блестит даже в надвигающихся сумерках. Видимо, многие тысячи его земляков обрели здесь это никому, кроме одесситов, не ведомое чувство.

«Надо вступать не в ЕС, а в Таможенный союз»

Мы тем временем идем от парка вниз, по Дерибасовской. Навстречу нам льется нескончаемый поток одесситов. Мой собеседник рассказывает, что с начала сентября одесские пляжи опустели, хотя море все такое же теплое и ласковое, но туристический сезон с началом учебного года закончился, и пляжи опустели.

Мы рассуждаем о том, что настоящие одесситы редко бывают на пляжах, поэтому по цвету похожи на спичку (это старая, как сама Одесса, местная шутка). Зато, в отличие от пляжей, никогда не пустеет Дерибасовская.

И в этот теплый сентябрьский вечер здесь, на главной улице Одессы, как и в предыдущие годы, собрались все: музыканты, врачи, дамы в кринолинах, разухабистая молодежь в разноцветных татушках, одесские байкеры на своих «крутых» мотоциклах.

Впрочем, так было не всегда. Второго мая 2015 года, в годовщину трагедии, произошедшей на одесском Поле Куликовом, где заживо сгорели в Доме профсоюзов, подожженном радикалами, около 60 одесситов, на Дерибасовской было пусто, безлюдно и холодно. Не было ни ярких огней, ни моря людей, ни сверкающих нарисованными на них звездами пегих коней. Тогда все одесситы, не сговариваясь, как одно единое существо, в знак траура на Дерибасовскую не вышли, оставшись, несмотря на выходной, в своих квартирах.

Не знаю, был ли это протест или просто страх повторения трагедии. Хотя вряд ли страх, скорее все-таки общегородская немая скорбь. Я был в тот день, 2 мая 2015 года, здесь, на обезлюдившей Дерибасовской. И эта холодная пустота главной улицы, помнится, была тогда такой естественной и понятной.

Щемяще знакомой и грустной нотой в это людское половодье вплетается мелодия, которую исполняет на скрипке уличный музыкант.

Он интерпретирует, по-своему обыгрывая мелодию, и мы не сразу ее узнаем. Вот-вот, кажется, ухватим, но она все время улетучивается. И наконец ловим — ну, конечно, это песня Игоря Корнелюка из «Бандитского Петербурга»: «Город, которого нет».

Возможно, это всего лишь случайное совпадение, но эта мелодия с ее словами о поиске навсегда утраченного, но такого важного для человека города «как вечного знака забытых истин», оказывается очень созвучной сегодняшнему дню Одессы.

«За три года, прошедших после Евромайдана, в нашем городе многое, поймите, очень многое поменялось, — утверждает главный редактор одесского интернет-СМИ „Таймер“ Юрий Ткачев. — На первый план выходит то, что объединяет одесситов с россиянами. Общая история, общая культура и, может быть, общее будущее. Об этом, кстати, говорит и социология — большинство одесситов полагают, что надо вступать не в ЕС, а в Таможенный союз».

Мы с Юрием сидим в уютном маленьком кафе на Дерибасовской, саксофон вынимает душу «Городом, которого нет», вокруг нас бурлит жизнь: проходят в обнимку влюбленные парочки, кто-то пристраивается на колени к Утесову, степенно проходят семейные пары с детьми. А вот пожилой мужчина катит в инвалидной коляске, видимо, на прогулку по родному городу, женщину, которая много старше его самого. Наверное, свою маму.

И их можно понять: дышать воздухом Дерибасовской, а потом выехать по Екатерининской мимо Дюка Ришелье к Потемкинской лестнице, с которой открывается великолепный вид на Черное море, это значит продлить жизнь еще на несколько лет, дней, а может быть, всего лишь мгновений.

Но и эти мгновения останутся в этом городе, на этой улице, в этом огромном социокультурном конгломерате, имя которого известно, кажется, во всех уголках мира — Одесса. Я знаю, что это так, что эти мгновения навечно вплетаются в плоть и кровь «жемчужины у моря». Потому что я и сам одессит.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
0
07 Сентября 2017 15:06
1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Партнерка