Чем "теплая война" против России отличается от "холодной"

29 Августа 2017 17:16
21
0
0
Чем "теплая война" против России отличается от "холодной"
Алексей Панкин, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»

Стало общим местом характеризовать нынешнее состояние отношений России и США и Западом в целом или как «возвращение к холодной войне», или вступление в «новую холодную войну», или «холодную войну — 2» и тому подобное. Между тем холодная война принадлежит истории, а история, как известно, повторяется дважды: первый раз как трагедия, второй раз — как фарс. Мы же имеем дело не с фарсом, а с самой настоящей современной драмой, грозящей перерасти в трагедию.

Вот почему для обозначения текущей ситуации более точным представляется предложенный в свое время Александром Зиновьевым термин «теплая война».

Что такое ушедшая в прошлое холодная война? Это противостояние двух альтернативных мессианских миросистем — «американской исключительности» и советского коммунизма, каждая из которых ставила перед собой целью одержать историческую победу над противником.

По-своему, это была честная игра, ибо стороны открыто провозгласили: «иду на вы» и — под сенью ядерного зонтика, не допускавшего прямого столкновения — вели себя по отношению друг к другу крайне жестко: экономические и информационные войны, «горячие войны через посредников» (Корея, Куба, Вьетнам, Афганистан, Сальвадор, Никарагуа и тому подобное), изощренные подрывные операции.

В середине 1980-х годов Советский Союз из этой войны вышел путем братания с противником и перехода в его лагерь. Для Запада это было военной победой в чистом виде: исчезновение противостоящей социально-экономической системы, ликвидация мощного геополитического противника и подчинение тех стран, которые образовались на развалинах.

На фоне прозападной эйфории, охватившей российские верхи и низы в конце 1980 — начале 1990-х годов, Александр Зиновьев предвидел, что холодная война с неизбежностью сменится новой войной Запада против России. В марте 1990 года в ставших уже легендарными публичных дебатах на французском телевидении с набирающим силу оппозиционером-«демократом» Борисом Ельциным тогда еще невъездной советский политический ссыльный утверждал: «Почему Запад аплодирует Горбачеву и Ельцину? Что вы думаете, Запад хочет, чтобы советские люди жили роскошно, были сыты? Ничего подобного! Западу нужно, чтобы Советский Союз развалился. Горбачева похлопывают по плечу и Ельцина, поскольку думают, что они разваливают страну. Они говорят: действуй, Миша, — а они и рады стараться. Много партий, парламент! Это все игра на Запад. Как только Запад увидит, что Горбачев не разваливает советское общество, а выходит из кризиса, здесь и кончится слава Горбачева, и на него будут лить потоки грязи. Помяните мое слово».

Оглядываясь на этот прогноз с более чем четвертьвековой дистанции, очевидно, что в нем дана сразу и типология, и хронология феномена, который он в книге «Запад. Феномен западнизма», опубликованной в 1995 году еще в эмиграции, назовет «теплой войной».

Глобализм как война нового типа

Суть «теплой войны» по Зиновьеву — это борьба коллективного Запада, или «западнизма», то есть симбиоза военно-промышленно-спецслужбистского комплекса, глобальных финансов, межгосударственной бюрократии типа НАТО и международной частной бюрократии (НКО) типа фонда Сороса и др. с центром в Америке. За установление не просто мирового господства, а за возможность определять направления будущей эволюции человечества.

Противником является не какая-то конкретная альтернативная общественно-экономическая формация, а разнообразие форм организации государства, в конечном счете суверенитет и просто сам факт сопротивления. Главные же противники — Россия и Китай как государства, наиболее способные к отпору.

Западнизм куда более монолитен, чем привычный нам Запад времен холодной войны. Здесь немыслимо появление «на периферии» самостоятельных лидеров вроде француза Шарля де Голля, немца Вилли Брандта или шведа Улофа Пальме. Бунты в «центре» (Трамп) подавляются за несколько недель.

Ведущие СМИ, определяющие, о чем будут говорить медиа во всем мире (телекомпании Си-эн-эн и Би-би-си, газеты «Нью-Йорк Таймс» и «Файненшел Таймс», информационные агентства Ассошиэйтед Пресс и Рейтер), дуют в одну геополитическую дуду и даже на горизонте не просматривается перспектива возникновения мощных антивоенных движений, подобных тем, с которыми приходилось считаться западным правительствам в 1960-1980-х

«Теплая война» представляется мне удачным термином еще и потому, что отражает диалектику, то есть единство противоположностей, явления: с одной стороны, удушение в дружеских объятьях; с другой — силовое удушение градусом выше, чем это было допустимо в годы войны холодной.

С этой точки зрения, пожалуй, уже можно говорить о «теплой войне — 1» и «теплой войне-2».

«Теплая война —1»

«Теплая война — 1» — это весь период правления Бориса Ельцина, для которого сохранение любви к себе «друга Билла» было важнее отстаивания национальных интересов своей страны.

Механизм удушения в объятьях раскрывает Игорь Николайчук — бывший сотрудник Российского института стратегических исследований, создатель системы мониторинга мировых СМИ «Россия в мире» и колумнист РИА Новости. В описываемые годы он был чиновником среднего звена, отвечавшим в российском правительстве за конверсию, то есть перевод оборонной промышленности на мирные рельсы.

«GoldmanSachs, который консультировал правительство молодых реформаторов, располагался тогда в здании на Старой площади, где раньше был ЦК КПСС, а теперь работает администрация президента. Весной 1992 года мы принесли им на рассмотрение планы строительства цехов по производству бытовой техники на базе крупных оборонных предприятий. Ситуация в оборонке была отчаянная: их продукцию не покупали, рабочим не платили зарплату, оборудование растаскивалось, под угрозой была жизнь целых моногородов. На американцев мы тогда смотрели как на „рыцарей в белых одеждах“, бескорыстно нам помогающих… Но партнеры ответили, что наши планы их не устраивают. Вы, мол, сначала снесите эти предприятия, потом наши военные сделают фотографии из космоса, а потом мы профинансируем строительство на освободившихся площадках цехов, о которых вы говорите. И снова сфотографируем. А президент США Билл Клинтон покажет эти две фотографии конгрессу и сорвет аплодисменты».

Сегодня «теплую войну» первого типа западнисты ведут против Украины.

«Теплая война —2»

«Теплая война-2» — это то, что мы имеем сегодня: американская ПРО у границ России, поддержанный Западом государственный переворот на Украине, натовские военные маневры в Восточной Европе, недавний санкционный закон, официально объявляющий Россию врагом, то есть, по Горькому, тем, кого уничтожают, если он не сдается. И самое тревожное, что возможность ядерной войны обсуждается сегодня в обоих лагерях с такой серьезностью, какой не было даже во время острого приступа холодной войны в рейгановские годы.

Вот лишь один пример — цитата из статьи редактора журнала American Conservative Роберта Мерри, опубликованной в другом влиятельном американском издании The National Interest под заголовком «Хватит дразнить русского медведя»: «Война между Россией и Западом кажется почти неизбежной. Ни одно уважающее себя государство, сталкивающееся с неумолимым обкладыванием себя со всех сторон коалицией враждебных соседей, не может мириться с этим бесконечно. Рано или поздно оно будет вынуждено защищать себя военной силой».Коллективный маньяк с атомной бомбой

Что касается самого Зиновьева, то в его отношении к ходу «теплой войны» тоже можно выделить два периода. В 1990-е и в начале 2000-х он был настроен пессимистично. Россия деградировала, экономика рушилась, армия разваливалась, руководство пребывало в прозападной эйфории, а народ был деморализован. В последние годы жизни (Александр Зиновьев умер в 2006 году) он уже констатировал наличие признаков воли к сопротивлению у руководства России. В этом он видел если не гарантию победы, то предпосылку выживания.

Сегодня ситуация выглядит еще более оптимистично. Вооруженные силы России реформированы и перевооружаются, экономика соскакивает с «нефтяной иглы», информационную войну на своей земле Россия явно выигрывает и совершает дерзкие вылазки на территорию противника. И даже для внешнего мира мы сформулировали альтернативную западнистскому глобализму идею: суверенитет, традиционные ценности и право на самостоятельный выбор пути развития.

Ветер истории дует в наши паруса, Запад на глазах теряет гегемонистские позиции в мире. Но это не должно нас расслаблять.

В одном из последних своих прижизненных интервью Александр Зиновьев говорил: «Мир, возглавляемый Соединенными Штатами, в том виде, в каком он сейчас складывается, это мир отнюдь не умных людей. Это мир дебилов… Интеллектуальный уровень тех людей, которые сейчас правят миром, планы строят и так далее, чудовищно низок… Я повторяю: американцы могут все, не понимая абсолютно ничего, поскольку понимание им не нужно… И вот этот дебилизм — самая страшная опасность современности…»

Достаточно приглядеться к могучим фигурам двух основных кандидатов в президенты на прошлогодних выборах в Америке, представлявших «противоположные» подходы к внешней и внутренней политике великой экономической и ядерной державы, чтобы убедиться в правоте слов великого мыслителя.

Но степень вменяемости западнистских элит суть обстоятельство вне контроля России (хотя американцы утверждают обратное). Наше дело понимать, что «теплая война» — это не аберрация, а естественное состояние отношений России и Запада на нынешнем этапе. Нам нужно крепить обороноспособность нашей родины и разоблачать предателей.

А куда деваться? На войне как на войне. Работы — непочатый край!

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
29 Августа 2017 17:16
21
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка