Эксперт: развивать реконструктивную хирургию на голом энтузиазме нельзя

21 Августа 2017 17:06
47
0
0
Эксперт: развивать реконструктивную хирургию на голом энтузиазме нельзя

Пластическая хирургия на Урале сегодня развивается в русле мировых достижений медицины, однако большинство профессионалов стремятся сосредоточиться лишь на хорошо оплачиваемых эстетических операциях. Как предотвратить «утечку» врачей из реконструктивной хирургии в эстетическую? На что опираться пациенту при выборе клиники или врача? Об этом корреспонденту проекта «Социальный навигатор» МИА «Россия сегодня» рассказал главный специалист по пластической хирургии Уральского федерального округа, заведующий кафедрой пластической хирургии и косметологии Южно-Уральского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук Сергей Васильев.

– Сергей Александрович, как сегодня развивается пластическая хирургия на Урале?

– Существуют два основных фактора, определяющие развитие нашей специальности: общественная потребность в получении услуг пластического хирурга и финансовые возможности населения по оплате этих услуг.

Я считаю, что жителей нашей страны (в особенности его женской половины) отличает высокая потребность в максимально возможном улучшении своего внешнего облика. Всем известно, что когда где-нибудь за рубежом мы видим на улице красиво одетую, причесанную и ухоженную женщину, то скорее всего – это россиянка.

Такая же высокая потребность хорошо выглядеть существует, например, в Бразилии, поэтому там очень хорошо развита эстетическая хирургия. Для сравнения, далеко не всем северо-американкам это важно, многим наплевать, как они выглядят.

Второй важный фактор – это уровень доходов пациентов. С этим у нас пока проблемы, но и спада интереса к эстетической хирургии мы, несмотря на кризис, не замечаем, работы у нас достаточно много. Но я уверен, что, когда большинство населения нашей страны сможет позволить себе тратить деньги на красоту, нас ожидает настоящий бум развития индустрии пластической хирургии. 

В Уральском федеральном округе по спросу на пластическую хирургию лидируют Екатеринбург, Челябинск, Магнитогорск и Курган.

– С какими просьбами обращаются пациентки?

– Надо понимать, что, в отличии от хирургии внутренних органов, анатомическим субстратом пластической хирургии является внешний облик человека. В зависимости от решаемых задач, все наши операции делятся на пластические (пластическое закрытие обширных раневых дефектов, пластика верхней губы при расщелине и пр.), реконструктивные (реконструкция носа, молочной железы или других органов после их утраты) и эстетические, выполняемые не по медицинским показаниям, а для улучшения внешнего облика. 

 В нашем регионе представлен полный спектр реконструктивной, пластической и эстетической хирургии, мы выступаем на международных конференциях и обмениваемся опытом с зарубежными коллегами. Однако сегодня в России именно эстетическая хирургия приносит врачам наибольший доход, и ей занимаются, в основном, частные клиники. Реконструктивные и пластические операции выполняются в основном на базе государственных учреждений, где врачи получают гораздо меньшие зарплаты. Поэтому одна из проблем развития нашей специальности состоит в том, что профессионалы уходят в «эстетику».

Получается, что мы занимаемся пластической и реконструктивной хирургией в онкологии и даже в кардиохирургии для лечения очень опасных для жизни послеоперационных осложнений в основном из профессионального долга и преследуя научные интересы. 

И все это потому, что на сегодняшний день, к сожалению, большинство пластических и реконструктивных операций не включены в систему обязательного медицинского страхования. Получается, клиникам нет никакого смысла проводить эти операции, потому что затраты не будут компенсированы. 

– Означает ли это, что за восстановление молочной железы после мастэктомии или за другую подобную операцию пациенты платят из своего кармана?

– Да, чаще всего это так и бывает. В тяжелых случаях, например, при реконструкции носа или челюсти после хирургического лечения онкологических заболеваний головы и шеи, врачи работают на энтузиазме, но для системного развития отрасли и помощи пациентам этого недостаточно. 

Так реконструкция молочной железы после удаления груди у женщин в США проводится примерно в 50% случаев, а у нас, наверное, в 5%, именно по финансовым причинам. Ведь принцип простой – любой труд должен быть оплачен. Поэтому все пластические и реконструктивные операции, выполняемые по медицинским показаниям, необходимо включить в систему ОМС.

– На что опираться пациенту при выборе клиники или врача? Сейчас вокруг очень много рекламной информации, но неясно, можно ли ей доверять.

– Это сложный вопрос. К сожалению, большинство пациентов ориентируются на рекламу и слишком доверяют ей. С другой стороны, по телевидению любят пугать зрителей жертвами неудачных операций. Я как профессионал могу сказать, что проблемы действительно встречаются, у пациентов бывают и осложнения. 

Основная причина заключается в том, что квалификация наших докторов не всегда достаточно высокая, и обучение они проходят тоже не такое серьезное, как на Западе. После того, как доктор получил диплом, он не становится автоматически хорошим профессионалом, для этого нужен многолетний практический опыт. 

Когда я начинал работать после института, мне никто не разрешал самостоятельно делать операции, и только спустя два-три года работы в качестве ассистента мне стали доверять выполнение отдельных этапов, все происходило постепенно. А сейчас получается так: доктор только закончил обучение и получил сертификат, практического опыта нет никакого, но клиника принимает его на работу, дает рекламу, и он начинает самостоятельно оперировать. Естественно, пока он не наделает ошибок, он не научится. 

Как проверить, насколько опытный доктор? Это серьезный вопрос, пациенты часто мне его задают. Ведь на своем сайте хирург может повесить фотографии с удачными результатами чужих операций, и как это проверить? 

Единственный критерий, который я для себя определил, – это посмотреть на сайте, есть ли у хирурга публикации или какие-то выступления на конгрессах. Ведь самый правильный критерий оценки – это так называемый «гамбургский счет», когда профессионала оценивают профессионалы. 

– Как это может происходить на практике?

– Допустим, я делаю какие-то операции, и я показываю свои результаты на конгрессе, где собираются профессионалы. Разумеется, все это возможно только в том случае, если есть что показать. Если же результаты моей работы пока что средненькие или вообще плохие, я никогда не решусь представить их на суд коллегам. Пациента можно обмануть, профессионала – никогда. 

Поэтому я бы посоветовал пациентам внимательно изучить сайт клиники, куда они собираются обратиться, и внимательно ознакомиться со списком публикаций и выступлений на российских и международных конгрессах. Это критерий, по которому можно судить, что, по крайней мере, у врача есть опыт, и он проверен специалистами.

Можно также воспользоваться рекомендацией знакомых врачей. Вспомните: раньше, когда не было возможности купить джинсы, мы шили брюки у портных, и все знали, что надо найти хорошего закройщика. Его искали только по рекомендации, ведь если ты пойдешь куда попало, тебе и сошьют так, что придется выбросить. А тут люди доверяют кому попало свое лицо! Неужели нельзя задуматься об этом заранее?

– Мог бы рейтинг клиник пластической хирургии помочь в этой ситуации?

– Здесь многое зависит от того, кто и по каким критериям его будет формировать. По крайней мере, участие в профессиональных конгрессах я бы предложил в качестве одного из критериев. Оценивать клиники, разумеется, должны профессионалы.

Такой рейтинг нужно обязательно доводить до пациентов, чтобы они не попадались на недобросовестную рекламу. Ведь и врачи, и общество в целом заинтересованы в том, чтобы любая медицинская помощь оказывалась максимально качественно.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
21 Августа 2017 17:06
47
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка