Юрий Петреня: для "Силовых машин" сейчас — время развития и роста

08 Августа 2017 16:05
22
0
0
Юрий Петреня: для "Силовых машин" сейчас — время развития и роста

Наращивая объем экспорта, «Силовые машины» укрепляют позиции и на внутреннем рынке, в том числе в области разработки и производства инновационного энергомашиностроительного оборудования. Генеральный директор ПАО «Силовые машины» Юрий Петреня, занявший этот пост в июле, рассказал в первом после назначения интервью РИА Новости о текущей деятельности и перспективах развития компании. Беседовала Виктория Уздина.

— Юрий Кириллович, оцените, пожалуйста, сегодняшние позиции «Силовых машин» на внутреннем и внешнем рынках энергетического оборудования.

— Сегодня «Силовые машины» входят в пятерку ведущих энергетических компаний мира. На нашу долю приходится около 70% рынка энергетического оборудования России и СНГ. Если говорить о крупнейших российских потребителях, то в их числе «Русгидро», «Росатом», «Газпром энергохолдинг», «Интер РАО». Что касается экспорта, то это почти 60 стран, включая Азию, Латинскую Америку и Ближний Восток.

В целом по состоянию на начало 2017 года портфель заказов «Силовых машин» составил 336 миллиардов рублей. К крупнейшим текущим проектам можно отнести, например, ТЭС «Лонг Фу» во Вьетнаме, где история присутствия оборудования производства «Силовых машины» началась еще с середины 1960-х годов. В течение последних 40 лет наши предприятия изготовили для электростанций Вьетнама оборудование общей мощностью более четырех гигаватт, а в 2014 году «Силовые машины» стали лидером международного консорциума PM-PTSC, созданного для сооружения ТЭС «Лонг Фу-1» общей мощностью 1200 мегаватт.

В Индии в активной стадии исполнения находятся проекты поставок оборудования на АЭС «Куданкулам» и ТЭС «Барх». Также «Силовые машины» участвуют в проекте сооружения Белорусской АЭС. Что касается России, то это Курская АЭС, Норильская ТЭЦ, Нижнекамская ТЭС, Верхнетагильская ГРЭС, Пермская ГРЭС плюс проекты «Русгидро» — Воткинская ГЭС, Нижне-Бурейская ГЭС, Жигулевская ГЭС и другие.

— А какова сейчас доля экспорта в структуре выручки «Силовых машин»? Изменится ли этот показатель в ближайшей перспективе?

— Анализируя экспорт за последние 40-50 лет, можно констатировать, что его уровень варьируется от 20 до 70%. По сравнению с ситуацией 30-летней давности мы сейчас, конечно, находимся в принципиально новых условиях, когда нет мощных внешнеторговых организаций, которые бы помогали, и компания должна самостоятельно обеспечивать — и повышать — эффективность внешнеэкономической деятельности.

Есть ряд рынков, откуда нам ни в коем случае нельзя уходить, наоборот, надо наращивать там позиции.

По итогам 2016 года доля экспорта в выручке ГК «Силовые машины» составила более 53%, и этот показатель будет увеличиваться. К перспективным рынкам относятся в первую очередь страны, где идет масштабное строительство энергообъектов, — Африка, Юго-Восточная Азия, Индия, Латинская Америка. Кроме того, нельзя забывать такое направление, как оказание сервисных услуг по обслуживанию и модернизации поставленного оборудования, — особенно с учетом наших возможностей по новым разработкам.

— Вы имеете в виду компанию «Сименс Технологии Газовых Турбин» — совместное предприятие «Силовых машин» и концерна Siemens?

— Не только. В свое время мы активно работали в этом направлении, самостоятельно спроектировав и изготовив по собственным технологиям газовую турбину ГТЭ-65, которая была установлена в «Мосэнерго», прошла весь цикл холодных испытаний и была полностью готова к горячим испытаниям. Я до сих пор считаю ошибочным снятие этой установки с дальнейшего продвижения и ее замену на импортный аналог. Возможно, такой шаг был оправдан с экономической точки зрения заказчика, но с точки зрения общей государственной политики его трудно считать правильным.

В принципе, «Силовые машины» готовы вернуться к этому проекту при условии определенной поддержки, в том числе и со стороны государства, которая позволит очертить круг потенциальных заказчиков отечественных газовых турбин.

Дело в том, что современные газовые турбины средней и большой мощности предусматривают использование технологий очень высокого уровня. Можно сказать, что с точки зрения физико-технических процессов в турбине, конструкции, материалов, технологий это высший уровень развития, топ-уровень. Соответственно, затраты на одни только научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) очень высоки — порядка сотен миллионов долларов. Ни одна компания в мире не реализует подобные проекты без определенной государственной поддержки в прямой или косвенной форме, без предварительной подготовки рынка соответствующего объема.

Поэтому на самом начальном этапе нужно четко определить, в каких именно газовых турбинах нуждается российская энергетика. Ведь существуют, например, установки мощностью в сотни мегаватт, с начальной температурой 1650-1700 градусов, уже сделанные Mitsubishi и General Electric. На мой взгляд, пока у России нет потребности в подобных агрегатах и с учетом планов модернизации энергетики и перспектив нового строительства энергообъектов нам более интересен диапазон 50-200 мегаватт. Так или иначе, я полностью уверен в том, что у нас должны быть современные газовые турбины, которые позволят повысить эффективность энергетики и обеспечат 100-процентную энергобезопасность. Это также определяет необходимость в будущем полной локализации с обязательным освоением критических элементов и узлов.

Для достижения этой цели необходимы определенные государственные инструменты с тем, чтобы выбор нового энергетического оборудования — в данном случае газовых турбин — осуществлялся участниками рынка не директивно, а с учетом общих требований по обеспечению энергобезопасности и росту энергоэффективности по отношению не только к концернам с госучастием, но и к частным компаниям. Тогда будет четко определен круг потребностей, круг потенциальных заказчиков и начнется предметная работа.

— То есть вы имеете в виду, что при выходе на разработку и производство нового отечественного энергетического оборудования нужна единая государственная политика, которая распространялась бы и на частные компании, но не подразумевала административного давления?

— Не знаю, надо ли говорить о госполитике. Я имею в виду инструменты государственного регулирования, которые в том или ином виде используются во всех странах. Например, во всех крупных рыночных странах имеются долгосрочные (на 10-30 лет) программы развития энергооборудования под перспективные требования энергетики и экономики, конкурентоспособности государства. Эти программы поддерживаются и курируются государственными структурами этих стран. В США такой программой является Vision 21st, которая реализуется под эгидой департамента энергетики США. Со стороны государства должны быть инструменты влияния, обеспечивающие развитие энергетики и энергобезопасность страны.

— Если газовые турбины российского производства — пока только перспектива, то что можно сказать о такой инновационной разработке «Силовых машин», как тихоходный турбоагрегат для атомных станций?

— Мы еще в 2012 году ввели в эксплуатацию производственный комплекс тихоходных турбин и сейчас реально занимаемся разработкой, конструированием, изготовлением, подготовкой производства — то есть полным комплексом работ по тихоходной турбине, тихоходному генератору и оборудованию машинного зала Курской АЭС-2, где для поэтапного замещения мощностей действующей Курской АЭС планируется построить четыре энергоблока по проекту ВВЭР-ТОИ, обеспечивающему высокий уровень безопасности и технико-экономических показателей. Пуск первого энергоблока Курской АЭС-2 намечен на 2021 год.

Могу сказать, что проект движется нормально. Мы не видим каких-то непреодолимых препятствий или больших рисков, которые бы ставили хотя бы под малейшее сомнение его реализацию. Более того, у нас есть цель разрешить все вопросы в срок и в рамках бюджета, сделав качественное и надежное оборудование.

Что касается степени уникальности этого проекта для «Силовых машин», то хочу отметить, что разработка и производство тихоходной паровой турбины и генератора не создает сложностей для компании, которая имеет серьезный положительный опыт проектирования быстроходных машин большой мощности. В их числе — оборудование для АЭС «Бушер» в Иране, быстроходная турбина мощностью 1000 МВт была спроектирована на «чужой» фундамент. Специалисты понимают всю уникальность и степень сложности такой задачи, успешное решение которой свидетельствует о том, что «Силовые машины» обладают всем необходимым конструкторско-технологическим и производственным потенциалом, чтобы успешно делать не только быстроходные, но и тихоходные машины. Технологические нюансы, конечно, есть, но они не являются критическими.

— Насколько привлекательным направлением деятельности является для холдинга производство судовых паротурбинных установок (ПТУ)? С учетом того, что именно поставки турбин, по данным СМИ, уже привели к проблемам со строительством ледокола «Арктика»? Как известно, в свое время в соответствующем конкурсе, который выиграл «Киров — Энергомаш», участвовал и завод «Силовых машин».

— Я не берусь оценивать чужой опыт разработки и поставки турбин на «Арктику». Отмечу только, что какие-либо упоминания в прессе о влиянии российско-украинских отношений на тему поставок паротурбинных установок для ледоколов не имеют ничего общего с реальностью и проблемы лежат в другой плоскости.

Могу сказать только то, что с учетом специфики судовых транспортных установок при размещении соответствующих заказов целесообразно выбирать подрядчика, который имеет практический опыт их проектирования и применения. В противном случае существуют серьезные риски, которые неожиданно могут проявиться на любом из этапов, в том числе и в условиях эксплуатации. Калужский турбинный завод, который входит в «Силовые машины», как раз обладает всеми необходимыми компетенциями. Так что мы готовы к такой работе.

— Что можно сказать о деятельности «Силовых машин» по кооперации и локализации производства оборудования в России в рамках реализации государственной программы по импортозамещению?

— У нас создано четыре совместных предприятия. Во-первых, ООО «Силовые машины — Тошиба. Высоковольтное оборудование» — СП с корпорацией Toshiba по производству трансформаторов. Уникальность этого проекта состоит в том, что локализация технологии составляет 100%. Также в Ленинградской области действует совместное предприятие с концерном Siemens «Сименс Технологии Газовых Турбин», а в апреле 2017 года создано ООО «Линде Силовые машины» в рамках подписанного компаниями «Газпром», Linde, «Силовые машины» и «Салаватнефтемаш» соглашения о намерениях о выпуске в России СПГ-оборудования — спиральновитых теплообменников. Кроме того, в Бразилии работает компания Power Machines Fezer SA для расширения экспортных поставок в страны Латинской Америки, локализации производства гидротурбинного оборудования и организации его сборки и продажи в регионе.

Разумеется, главная задача всех этих проектов состоит в достижении положительных финансово-экономических показателей и развитии новейших технологий у нас в России. Это создает новые возможности для развития холдинга. Например, Linde нам потенциально создает возможность приблизиться к другому виду оборудования, к другим технологиям сжижения газа, имея в партнерах «Газпром», что, на мой взгляд, абсолютно правильно и по постановке вопроса, и по организационным шагам. И это только начало взаимодействия, поскольку есть еще источники генерации для заводов «Газпрома», что тоже интересно. Если говорить о Toshiba, то идет расширение продуктовой линейки.

Сотрудничество с Siemens обеспечивает рост интеграции при поставке парогазовых установок через СП. Одним словом, мы видим новые пути.

К слову, импортозамещение при неполной локализации, кроме доли локализации в стоимостном выражении, должно включать требование обязательной локализации критических для энергобезопасности узлов и деталей.

Говоря о кооперации, нельзя не упомянуть подписанный в апреле 2017 года меморандум о взаимопонимании с «Роснано», где декларируется заинтересованность сторон в совместном проекте по организации на территории России производства элементов ветроустановок. Я бы не хотел вдаваться в детали, но возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в целом являются одним из тех направлений деятельности, которые мы не должны упускать из вида. Речь идет не только об использовании энергии ветра, но и солнечной энергии, поскольку у холдинга есть компетенции в соответствующих технических сферах. Конечно, с учетом того, что нужно очень грамотно относится к выбору бизнес-модели по внедрению ВИЭ в соответствующих регионах. Все-таки по сравнению с Калифорнией потенциал Петербурга в области использования солнечной энергии не столь велик, и едва ли мы начнем массовое производство солнечных электростанций. Тем не менее я думаю, что в сфере развития ВИЭ «Силовые машины» могли бы быть как поставщиками оборудования, так и субпоставщиками оборудования — во всяком случае, такие варианты прорабатываются.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
08 Августа 2017 16:05
22
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнерка