В товарищах согласья нет: как разваливаются "арабские НАТО, ЕС и ООН"

05 Июля 2017 15:06
13
0
0
В товарищах согласья нет: как разваливаются "арабские НАТО, ЕС и ООН"
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) — это «арабские НАТО, ЕС и ООН» в одном лице. Интеграционное объединение было создано под патронажем Эр-Рияда в 1981 году. Оно объединяет самые богатые (а с развалом в ходе весенних штормов египетского, сирийского и ливийского режимов — и самые влиятельные) арабские страны, посему является де-факто спикером всех арабов во внешнем мире.

У группировки появляется внешняя клиентела — в нее вошли Иордания, Марокко и даже смиривший гордыню Египет (Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты вместе «арендовали» Каир, поддержав совершившего госпереворот генерала Абдель Фаттаха ас-Сиси многомиллиардными инвестициями). В какой-то момент даже говорили о создании арабской конфедерации в рамках ССАГПЗ, а также о введении общей валюты («халиджи», что в переводе означает «заливный»). Наконец, речь шла о совместной борьбе плечом к плечу против набирающего силу Ирана.

Однако сейчас под вопросом оказалось само существование этой организации. Ее разрывают серьезные центробежные силы, возникшие из-за того, что разница в интересах стран-участниц оказалась сильнее, чем заливная солидарность.

Катарский прецедент

Самым явным проявлением этой разницы стал, конечно, конфликт вокруг Катара. Ведущие страны — члены Залива (Саудовская Аравия и Эмираты) обвинили катарцев во всех смертных для приличного араба грехах (сотрудничество с Ираном, поддержка «Братьев-мусульман»*, спонсирование терроризма) и выставили список требований, суть которых сводилась к отказу Катара от суверенитета в области внешней политики. Срок ультиматума истекал 5 июня. Катар, в общем-то, ответил так, как и предполагали эксперты, то есть никак. Доха отвергла пакет требований, а также сам по себе ультимативный подход братьев по Заливу (так, Сауды выдвинули этот ультиматум с оговоркой, что обсуждать его пункты с Катаром не собираются). И теперь очередь на ответ за «главным по Заливу» — кронпринцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, который должен наказать Катар за отказ подчиниться требованию.

И вот тут возникают проблемы у самой Саудовской Аравии. Во-первых, вопрос о применении жестких действий в отношении Катара расколет Залив. «За исключение Катара из ССАГПЗ, скорее всего, проголосуют лишь трое из шести членов — сами саудиты, ОАЭ и Бахрейн», — говорит РИА Новости арабист Леонид Исаев. Против выступит Катар (по понятным причинам), а также два других члена ССАГПЗ — Кувейт и Оман. Эти два государства уже давно находятся в группе «колеблющих» — они стараются занимать нейтральные позиции, ни с кем не ссориться. Те же оманские власти всегда очень осторожно относились к попыткам Эр-Рияда, например, создать на базе ССАГПЗ военный союз. Когда три года назад саудиты предложили эту идею, а Вашингтон поддержал, министр иностранных дел Омана заявил, что «мы не поддерживаем идею Союза Залива. <…> Если он будет создан, то мы, конечно, будем с ним работать, но не как государство-член. <…> Если Залив собирается участвовать в каких-то нынешних или будущих конфликтах, Оман останется в стороне».

Более того, и Кувейт, и особенно Оман сами сотрудничают с Ираном, поэтому вполне справедливо опасаются, что после образцово-показательной порки Катара они станут следующими в очередь на наведение партийной дисциплины. Ни о каких интеграционных проектах в рамках ССАГПЗ в этом случае не может быть и речи.

Огрызок

Серьезные проблемы у саудитов и с другим партнером по ССАГПЗ — Объединенными Арабскими Эмиратами. В частности, Эмираты уже играют против королевства на йеменской шахматной доске. Если Эр-Рияд и его местные прокси работают на восстановление единства Йемена (под, естественно, саудовским контролем), то Абу-Даби, наоборот, обособляет Южный Йемен, стремясь вернуть ему государственность. Сейчас между местными прокси обоих государств идут военные столкновения, и попытки Эр-Рияда убедить Абу-Даби действовать в рамках партийной дисциплины пока ни к чему не привели (даже учитывая тесные личные отношения между двумя наследными принцами — Мухаммедом бин Салманом ас-Саудом и Мухаммедом бин Зайедом аль-Нахаяном).

К тому же у Эмиратов есть свои отношения с Тегераном: через ОАЭ в Иран шла и идет значительная доля серого импорта. Наконец, Катар слил информацию о том, что представители Эмиратов на встрече с американцами критиковали внутреннее устройство Саудовской Аравии в надежде на то, что Штаты будут больше полагаться на ОАЭ в деле решения региональных вопросов. 

Таким образом, из всех стран Залива интересы КСА в основных внешнеполитических вопросах (борьба с Ираном по принципу «игры с нулевой суммой», а также с «Братьями-мусульманами»*) разделяет лишь один партнер по ССАГПЗ — Бахрейн. И то лишь потому, что тамошняя династия аль-Халифа сидит на саудовских оккупационных штыках. Население этого маленького королевства более продвинуто, чем саудовское (в Бахрейне высокая для Залива степень свобод, за которыми та же саудовская молодежь туда едет на выходные), поэтому оно вряд ли поддержит саудовский радикализм.

В итоге получается, что принц Мухаммед бин Салман в своей попытке продавить Катар идет ва-банк. Если у него получится, то Эр-Рияд докажет свою силу и, возможно, принудит союзников еще на какое-то время оставаться в этом качестве. Однако, если Саудовская Аравия потерпит фиаско (что наиболее вероятно), ССАГПЗ может начать сыпаться.

Кому выгодно?

Кто станет основным бенефициаром в данном вопросе? Безусловно, Иран. Аятоллы наконец-то вздохнут свободно и перейдут в контрнаступление — то есть станут подтягивать под свой зонтик страны Залива. И не только Катар. Возможно, тот же Оман (после ухода 76-летнего бездетного султана Кабуса Тегеран вполне может поучаствовать в битва за «оманское наследство», благо в руководстве султаната есть группировка уважаемых людей, которые выступают за более тесные отношения с иранцами), а также Кувейт. Возможно, Ирану удастся освободить и Бахрейн.

Еще одним бенефициаром будет Турция. «У Анкары сложные отношения с Саудовской Аравией, чье влияние мешает Турции активно укрепляться на Ближнем Востоке, — поясняет РИА Новости доцент Дипломатической академии, директор Центра востоковедных исследований Владимир Аватков. — Поэтому сейчас Совет в его нынешнем виде не слишком привлекателен для Турции, и она вольно или невольно работает на его ослабление через сотрудничество с Катаром». Да, конечно, ослабление Саудовской Аравии ведет к усилению Ирана — другого регионального конкурента Анкары, однако, по мнению Владимира Аваткова, Эрдоган уже нашел с Аятоллами модус вивенди, по крайней мере на сирийском пространстве.

Что же касается России, то ей развал ССАГПЗ не слишком выгоден. Да, у нас непростые отношения с ближневосточными монархиями и хорошие с противниками саудитов — например, с тем же Ираном. Но при этом Москва заинтересована, чтобы в регионе существовал такой баланс сил и интересов, в рамках которого каждая из сторон будет искать российскую поддержку для усиления своих позиций. В этом смысле исключение ССАГПЗ (не говоря уже о Саудовской Аравии) из регионального пасьянса либо ликвидирует баланс, либо модифицирует его из устойчивого треугольника в неустойчивую турецко-иранскую конфронтацию, где маневрировать будет гораздо сложнее. Поэтому Москва заинтересована в том, чтобы принц Мухаммед бин Салман образумился и прекратил раскачивать Залив.

*Террористическая группировка, запрещена на территории России.

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
0
05 Июля 2017 15:06
13
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Партнерка