В Эр-Рияде новый наследник короля. Что ждать Москве от "саудовского Трампа"

21 Июня 2017 19:08
38
0
0
В Эр-Рияде новый наследник короля. Что ждать Москве от "саудовского Трампа"
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве Российской Федерации

Король Саудовской Аравии Салман сменил наследного принца. Вместо Мухаммеда бен Наифа им станет Мухаммед бен Салман. При этом он продолжит возглавлять министерство обороны и одновременно займет пост вице-премьера.

От брата к братуВ Саудовской Аравии достаточно редкая система престолонаследия — не от отца к сыну, а от одного сына основателя королевства Абдельазиза бен Сауда к другому. Тогда, в середине XX века, такой порядок не то что имел право на существование, а был необходим. Король Абдельазиз не имел абсолютной легитимности на Аравийском полуострове (он не потомок Мухаммеда, да и род его не такой значительный), и в то же время «сшивал» Саудовскую Аравию из огромного числа племен. Для решения проблемы с легитимностью он брал себе в гарем представительниц всех уважаемых и нужных родов. И такая система престолонаследия гарантировала лояльность племен — каждый клан был уверен, что если его представительница в гареме достойная (то есть родит королю сына), и если этот сын будет здоровым, то у него есть шанс стать королем всей Саудовской Аравии.

Однако к концу XX  — началу XXI века система уже стала анахронизмом. Дети умершего в 1953 году Абдельазиза ас-Сауда уже очень, очень стары, и официальный наследник стал умирать до того, как в мир иной уходил король (из-за чего Эр-Рияд даже был вынужден ввести титул «наследник наследника»). Никто не знал, что будет, когда вымрет все их поколение. По какому принципу будет назначен новый король из поколения внуков? Из какого он будет клана?

Нынешний король Салман (который правит с января 2015 года и принадлежит к самому могущественному клану детей Абдельазиза, Судаири, названному по имени племени, к которому принадлежала их мать и одна из любимых жен короля Хусса Судаири) решил, что из его. Поэтому и стал реализовывать целую дорожную карту для того, чтобы следующим королем и первым монархом из третьего поколения стал один из его 12 сыновей — Мухаммед бен Салман.

Первым препятствием на этом пути стал принц Мукрин бен Абдельазиз — младший брат короля Салмана, ставший при нем официальным наследником. Через подковерные игры Салман вынудил брата уже в апреле 2015 года оставить пост наследника. И поскольку принц Мукрин был последним политическим активным сыном Абдельазиза, король Салман имел полное право выбирать наследника из «поколения внуков».

Конечно, «выбирать» — слово громкое, такие решения все-таки требуют одобрения значительной части королевской фамилии. Поэтому король Салман не мог сразу назначить сына Мухаммеда наследником. Эту должность 29 апреля 2015 года занял другой Мухаммед — Мухаммед бен Найеф, занимавший должность министра внутренних дел (он ее унаследовал у своего отца — Найефа бен Абдельазиза, который тоже принадлежал к клану Судаири и даже был наследником с 2011 до 2012 год, но умер раньше, чем тогдашний король Абдалла). Мухаммед бен Салман же стал вице-наследником.

И кто тут наследник?

Однако очень скоро всем стало казаться, что вице-наследник какой-то слишком активный для своего поста. «Список его обязанностей — начиная с поста министра обороны и заканчивая главой совета по экономики — расширялся за счет более старших членов королевской семьи, и это вызывало серьезное противодействие», — писал американский Совет по международным отношениям. Мухаммед бен Салман отвечал за внешнюю политику, за экономические реформы (именно он стоит за планом «Видение 2030», подразумевавшим «слезание» саудитов с нефтяной иглы). Мухаммед бен Найеф на его фоне как-то потерялся, ушел в тень.

Казалось бы, политика неверная — имея пост министра внутренних дел и статус главного в королевстве по борьбе с терроризмом, Мухаммед бен Найеф тоже мог развернуться. Тем более что у него была поддержка в стране. «Несколько месяцев назад ряд видных шейхов уже писали королю письмо, чтобы он не менял линию наследования», — говорит РИА Новости арабист, сотрудник Высшей школы экономики Леонид Исаев.

Однако окружение кронпринца решило следовать иной стратегии — не бросать прямой вызов Мухаммеду бен Салману (за которым все-таки стоит его живой отец), заморозить статус-кво, просто пересидеть и дождаться смены короля. После чего уже убирать его наследника.

Стратегия была в общем-то верная: операции, за которые отвечал Мухаммед бен Салман, проваливались и стоили королевству многомиллиардных убытков (взять хотя бы войну в Йемене). Однако она не учла некоторых родственных связей, на которых наследник погорел еще до того, как умер король.

«Мухаммед бен Найеф принадлежал к клану, которое корнями уходит к катарскому семейству ат-Тани. Поэтому его окружение имело определенную связь с Катаром, ориентировалось на контакты с Дохой и даже некоторыми считалось катарскими лоббистами», — говорит Леонид Исаев. И когда разразился кризис в саудовско-катарских отношениях, получилось, что министр внутренних дел и ответственный за контртеррористическую деятельность оказался замешан в отношениях с «главным спонсором терроризма в Заливе». И в том числе по этой причине он подвергся мощнейшему давлению и капитулировал. Мухаммед бен Найеф не только подал в отставку, но и, по данным саудовских СМИ, уже принес клятву верности новому кронпринцу.Дай бог жизни королю

На первый взгляд, королевство может выдохнуть — чехарда со сменами монархов раз в пару лет закончится на смерти 81-летнего Салмана, ведь его 31-летний сын Мухаммед находится в расцвете сил и здоровья. По мнению Леонида Исаева, власти даже могут отменить введенную в 2014 году должность вице-наследника (зачем создавать конкурента, который будет подсиживать Мухаммеда бен Салмана?). Некоторые исследователи уже поют дифирамбы молодому будущему королевства. «Стране нужно проводить серьезные экономические реформы в очень короткий промежуток времени. И он будет проводить реформы, которые сам же и инициировал», — говорит один из руководителей находящегося в Женеве Центра по исследованию Персидского залива Джон Сфакианакис.

Однако, по мнению других экспертов, король Мухаммед бен Салман не принесет королевству стабильности. Ведь у него недостаточная квалификация для такой должности и ответственности, которая с ней идет в комплекте.

«Он еще очень молодой и неопытный, квинтэссенция молодой саудовской элиты. Амбициозной, подверженной эмоциям. С ними сложно вести переговоры, они действуют ситуативно, им не хватает прагматизма, — говорит Леонид Исаев. — Взять хотя бы йеменское досье. Три десятка лет оно находилось в руках представителей старой саудовской гвардии, которую отличали осторожность и прагматизм. И все кризисы удавалось более-менее решать. Посмотрите, как профессионально решили ситуацию в 2011 году (когда в Йемене началась арабская весна. — Прим. ред.). А с 2014 года досье перешло в руки Мухаммеда бен Салмана, и все пошло наперекосяк». Проблема в том, что в нынешней ситуации (поражение в Йемене и Сирии, кризис внутри саудовского блока, низкие цены на нефть) саудиты не могут позволить себе авантюрного короля, этакого «саудовского Трампа», как Мухаммеда бен Салмана называют уже некоторые арабы.

Для Москвы «саудовский Трамп», в отличие от американского, тоже не несет ничего хорошего. И дело не в том, что он не российский агент. Во-первых, с авантюрным молодым королем сложно будет договориться. «Мы будем в саудовско-катарских отношениях иметь дело с очень амбициозной личностью, и если что-то будет ему не по вкусу, но он может и не побрезговать резкими шагами, после которых будет очень сложно выстраивать отношения», — говорит Исаев.

С большой долей вероятности при Мухаммеде бен Салмане саудиты продолжат спонсирование терроризма. О том, что и Катар, и Саудовская Аравия оказывали финансовую и материально-техническую поддержку ИГ* и об этом знали в Вашингтоне, сообщил портал WikiLeaks со ссылкой на переписку экс-госсекретаря США Хиллари Клинтон. Ведущая Bloomberg, рассказывая о «перевороте», даже совершила оговорку по Фрейду, назвав принца «Мухаммед бен Ладен». Саудиты, вероятно, продолжат мешать российским действиям в Сирии. Кроме того, вряд ли молодой король будет достаточно прагматичен для того, чтобы согласиться с линией Москвы на балансирование между Саудовской Аравией и Ираном в ближневосточных делах. И вряд ли будет готов понять и принять тот факт, что Москву в этом вопросе нельзя купить или арендовать.

С другой стороны, в конце мая Мухаммед бен Салман побывал в Москве и встречался Владимиром Путиным. Обсуждался самый широкий круг вопросов: от цен на нефть до взаимодействия России с «арабским НАТО», идею создания которого проталкивает Эр-Рияд при поддержке США.

Впрочем, не исключено, что с Мухаммедом бен Салманом Кремлю работать и не придется. Вероятность его смещения после смерти короля Салмана все-таки существует (уж слишком радикальное решение было принято), особенно в том случае, если больной король уйдет в краткосрочной перспективе. Поэтому наследник Мухаммед очень заинтересован в том, чтобы папа прожил как можно дольше.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

 

Источник: РИА новости

Newsusa это лучшие Новости США
0
21 Июня 2017 19:08
38
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Партнерка